На главную
Warhammer 40k

Галактика
Миры галактики
Глаз Ужаса
Варп-пространство
Эмпирей

Империум
Обзор
Адептус Терра
-Обзор
-Адептус Астартес
-Адептус Механикус
-Адептус Министорум
-Официо Ассасинорум
-Имперская Гвардия
-Имперский флот
-Навис Нобилитэ
-Известные личности
Ересь Хоруса
Бадабская война
Кадианские Врата
Эра Отступничества
Война за армагеддон
Готическая война
Система Медузы
Битва за Воген
Некромунда
Рассказы

Хаос
Обзор
Боги Хаоса
Десант Хаоса
-Обзор
-Легионы
-Известные личности
-Разное
Рассказы

Некроны
Введение
Календарь событий
Миры-гробницы
Общие сведения
Ктан
Войска и технологии
Инциденты и доклады
Некроны на Медузе V
Рассказы

Тау
Обзор тау
Войска и техника
Флот тау
Кризис
Круты
Известные личности
Разное

Эльдар
Обзор
Корабли-миры
Известные личности

Темные эльдар
Обзор
Рассказы

Тираниды
Обзор
Генокрады
Рассказы

Орки
Обзор
Кланы орков
Рассказы


Статистика

Статьи по Warhammer

Книги Warhammer 40000

Книги по Warhammer 40000 - Митчел Сканлон - Сошествие ангелов ч.24
Книги по Warhammer 40000
Митчел Сканлон
Сошествие ангелов
Книга четвертая. Крестовый поход.
Глава двадцать вторая

     Темные Ангелы из взвода Захариила собрались вокруг трапа «Штормовой Птицы», чтобы выслушать заключительный брифинг Сар Гадариила, перед тем, как начать сражение на поверхности Сароша.
     «Штормовые Птицы», стоявшие на взлетной полосе посадочной палубы, были готовы обрушиться на планету, а собравшиеся воины находились в полной боевой готовности. Лев будет лично возглавлять атаку, и хотя Захариил все еще испытывал сильные боли после нападения на «Несокрушимый Рассудок», из-за своего обучения в Библиариуме, он был избран для этой операции, несмотря на ранения.
     Немил был отобран, чтобы присоединится к взводам Льва, и даже несмотря на то упорное рвение, охватывавшее каждого воина перед битвой, Захариила ужалило включение своего кузена в группу. Лютера не было, и Захариил был удивлен его отсутствием, но постарался не замечать этого, увидев выражение Льва под капюшоном, когда Сар Гадариил упомянул о втором командующем.
     - Это пахнет большой опасностью, - сказал Аттий, и Захариил был рад услышать знакомый голос своего друга. Аттий стал прекрасным членом Астартес, и был боевым братом, которого ценили, и которому доверяли.
     - Мы всегда встречаем опасность, - сказал Илиаф, цитируя что-то из учения Легиона. Как и Аттий, Илиаф прошел через обучение Астартес с честью, и был одним из лучших тяжеловооруженных солдат Легиона. – Мы - Астартес. Мы - Темные Ангелы. Мы были созданы не для того, чтобы умереть от старости. Смерть или слава! Лояльность и честь!
     - Лояльность и честь! – откликнулся Аттий. – Пойми, я не подвергаю сомнению потребность в опасности. Я просто спрашиваю, должны ли мы основывать нашу стратегию на работе экспериментального устройства? Если бомба не сработает, что тогда? Я бы не хотел оказаться перед врагом с красотой Илиафа в качестве нашего единственного оружия для отступления, если бомба окажется пустышкой.
     Среди воинов моментально зазвенел смех. Даже от Илиафа, чей приземистый рост и крупное телосложение и стали источником случайного веселья.
     - Лучше уж моя красота, чем твое фехтование, - ответил Илиаф, - если ты, конечно, не надеешься на то, что враг сойдет с ума от свиста твоего клинка, когда ты снова и снова будешь им промахиваться.
     - Мы - Темные Ангелы, - сказал Гадариил, и смех прекратился. – Мы – Первый Легион, воины Императора. Ты спрашиваешь, должны ли мы вверять себя науке Механикумов и мудрости нашего брата-библиария? Я спрашиваю тебя, как же мы не можем? Разве наука не есть путеводным светом Империума? Разве это не наша основа? Разве это не тот камень, на котором был построен фундамент нашего нового общества? Поэтому да, мы будем доверять их науке. Мы доверим ей наши жизни, так же, как доверили себя и все человечество руководству всеми любимому нашему Императору.
     - Простите, Магистр Ордена, - сказал Аттий, каясь. – Я не имел в виду ничего плохого.
     - Твоей вины тут нет, - сказал Гадариил. – Ты просто задал вопрос, и в этом нет никакого вреда. Если когда-то наступит время, что Темные Ангелы будут искать причину уйти от вопроса, то тогда мы потеряем наши души.
     Слушая речь Магистра Ордена, Захариил смотрел на лица мужчин, окружавших его. Некоторые были людьми, которых он знал еще с Калибана, и узы братства и боевого товарищества, существовавшие между ними, были настолько же сильны, как керамит, фактически даже сильнее, поскольку там, где керамит мог быть пробит правильно подобранным видом оружия, он никогда не мог себе даже представить, что узы лояльности, которую он чувствовал к своим братьям, могли разорваться.
     - Магистр Ордена прав, - сказал Захариил, когда давно услышанные им слова вернулись, чтобы откликнуться в его черепе. – Мы, Астартес, созданы для того, чтобы служить человечеству. Мы – Темные Ангелы, и в искусстве войны следуем учениям Льва. Он говорит нам, что война – вопрос адаптации, и тот, кто быстрее всех приспособится к изменяющимся обстоятельствам и использует преимущества разворачивающегося сражения в своих целях, и выйдет из нее победителем. Мы были одарены могучим оружием, с помощью которого мы одолеем врага, и будем дураками, если не используем его.
     - Итак, мы будем использовать устройство, - сказал Илиаф. – Надеюсь, вы простите мне мое вступление, Магистр Ордена, но я знаю вас достаточно долго, чтобы догадаться, что в вашей голове рождаеться план. Устройство только часть того, в чем мы нуждаемся. Нам также нужен план, который поможет нам попасть в нужное место. У вас есть план?
     - Есть, - согласился Гадариил.
     Захариил взглянул в лица своих братьев и увидел выражение полного определения в каждом из них, когда Сар Гадариил говорил им план атаки.
     Сарошийцы были обречены, они просто этого еще не знали.
     
     Был полдень, и горящее солнце достигло своего пика.
     Среди народа Сароша это было время отдыха, часть дня, которая обычно использовалась для сна в тени своих жилищ, до тех пор, пока жара не спадет. Новоприбывшие имперские силы, тем не менее, не хотели следовать подобной рутине, а меньше всего воины Астартес.
     Четыре «Громовые Птицы» мчались над пустыней, летя низко и быстро, приближаясь к своей цели - группе зданий, идентифицированных с орбиты как Добывающая Станция Один Зета Пять.
     В ведущей «Громовой Птице» Захариил сидел внутри трясущегося фюзеляжа самолета, готовый ринутся в бой. Вокруг него сидели Темные Ангелы, сжимая свое оружие, готовые совершить месть за атаку на их корабли и людей. Войну начали сарошийцы, но Темные Ангелы собирались ее окончить.
     - Это Лев, всем бойцам, - сказал голос командира по воксу, и, несмотря на недавно показанную растущую отчужденность Магистра Легиона, Захариил все еще поражался командному тону его голоса. – Цель подтверждаю, это добывающая станция Один Зета Пять. Работаем по плану. Начали.
     Захариил услышал шум голосов, когда соответствующие бойцы утвердительно ответили.
     «Громовые Птицы» были тяжеловооруженными шаттлами, спроектированными, чтобы переправлять подразделения воинов Астартес в гущу даже самых свирепых перестрелок.
     Каждая из них была покрашена в черный цвет и с крылатым мечом на корпусе, в соответствии с геральдикой Легиона.
     - Мы готовы, мой лорд, - сказал Гадариил, и Захариил услышал радость в голосе своего Магистра Ордена. Это была радость, разделяемая всеми в «Громовой Птице».
     Илиаф сидел возле Захариила, его широкие плечи и крупное телосложение делали полет для него не очень удобным. Его друг был внушительным экземпляром, даже для Астартес, и он отдал честь, почувствовав на себе взгляд Захариила.
     - Уже недолго осталось, - сказал Илиаф. Его друг не надевал шлем, и был вынужден кричать, чтобы быть услышанным из-за шума двигателей корабля. – Ответный удар – это хорошо, а?
     - Да, это то, что надо, - ответил Захариил.
     - Каким образом мы будем атаковать, Магистр Ордена? – спросил Аттий.
     - Для спуска мы будем использовать прыжковые ранцы, - сказал Гадариил, - Нам приказано высадиться из шаттла на высоте пятисот метров, чтобы было управляемое боевое снижение. Мы приземлимся на территории кустарниковых пустошей к северу от станции. Оттуда мы будем продвигаться к станции, очищая ее здание за зданием до тех пор, пока не встретимся со Львом и его людьми, подходящими с юга. Естественно, мы ожидаем, что враг ответит на атаку. Фактически, мы на это рассчитываем.
     Внутри кабины Астартес внимательно слушали его слова. С собственного места спереди кабины, Захариил был поражен той почтительности, с какой мужчины из его роты слушали детали операции.
     - Помните, наше задание здесь – как можно скорее подавить любое сопротивление и доставить брата-библиария и его груз, - сказал Гадариил. – Когда мы высадимся с «Громовых Птиц», пилоты поднимутся вверх, готовые подобрать нас, когда им дадут приказ начать эвакуацию. Наденьте шлемы и включите печати чистоты. Один Зета Пять имеет токсичную окружающую среду.
     Захариил мог только сдерживать свое волнение от перспективы битвы. Он был обучен противодействовать любому страху, но настолько, насколько Астартес были бесстрашными, настолько же они имели склонность к войне.
     Их тела были преобразованы к сверхчеловеческому уровню настолько, что они могли не просто побеждать врагов Империума, они могли уничтожать их.
     Ожидалось, что естественная жизнь Астартес будет сопряжена с опасностью; фактически, они приветствовали это, поскольку без сражения они чувствовали себя неполными.
     - И, наконец, уясните для себя одну вещь, - сказал Гадариил. – Это операция по разрушению, а не по захвату. Мы не заинтересованы во взятии пленных, поэтому, пока на Один Зета Пять будет хоть одна живая душа, мы не остановимся.
     Его слова были подчеркнуты звоном внутреннего вокса «Громовой Птицы», когда в кабине вспыхнул красный свет. В ответ Гадариил по-волчьи оскалился.
     - Есть сигнал, - сказал он. – Мы приближаемся к цели. Наденьте шлемы и активизируйте печати. И всем удачной охоты.
     Сердцебиение Захариила участилось от ожидания битвы.
     - Если мы не начнем сражаться в следующие пять минут, то я буду разочарован, - сказал он Илиафу и Аттию.
     Его чувства обострились, когда приблизился момент высадки.
     Илиаф кивнул в ответ на его слова и издал боевой клич Темных Ангелов:
     - За Льва! За Лютера! За Калибан!
     - За Льва! За Лютера! За Калибан! – повторили Астартес, и сила их голосов, казалось, встряхнула металлические перегородки кабины. По сигналу Гадариила, они встали со своих мест, и подошли к дверям шаттла, готовые к началу высадки.
     «Громовая Птица» задрожала, когда пилот снизил скорость шаттла, готовясь к десантированию. Двери открылись, и красные огни, горевшие по всей «Громовой Птице», стали зелеными.
     Непрерывный звон, звучавший по воксу, означал сигнал к прыжку.
     Захариил первым подошел к рампе и ощутил свистевший вокруг него воздух, а потом внезапную невесомость за долю секунды до того, как на него подействовала сила тяжести, и он активировал свой прыжковый ранец. Илиаф, Аттий, Гадариил и остальные были прямо за ним, вспышки выхлопа, идущие от их ранцев, были подобны огненным крыльям, когда они нисходили на добывающую станцию, находящуюся в пятистах метрах под ними.
     На мгновение он пожалел, что Немиила нет рядом, но выбросил эти мысли из головы, увидев приближающийся к нему грязный орштейн.
     Наступило время войны, время полета Темных Ангелов.
     
     При спуске Ангелы не были встречены зенитным огнем из наземных батарей или окопавшихся тяжеловооруженных защитников. Их десантирование не встретило сопротивления, и Захариил был благодарен за такую маленькую удачу, вспоминая намного худшие учебные спуски, где использовались настоящие боеприпасы, чтобы сделать тренировку «более интересной».
     Они совершили чистую посадку в области кустарниковых пустошей.
     Приземлившись, Темные Ангелы развернулись в боевой порядок, продвигаясь к добывающей станции Один Зета Пять свободной стрелковой цепью, с надетыми шлемами и оружием наготове. На первый взгляд казалось, будто они вошли в заброшенный город. Станция была устрашающе тихой, хотя Захариил чувствовал тревогу из-за нарастающего психического присутствия, гудящего на краю сознания.
     К западу от станции возвышалась гряда высоких холмов, но с трех других сторон она была окружена открытой пустыней. В центре станции, на вершине шахтного столба располагался большой барабан с тросом, предназначенным, чтобы поднимать и опускать шахтеров в забой, уходивший вглубь под сорока пяти градусным углом, а так же для того, чтобы поднимать на поверхность добытую ими руду. В свою очередь, он был окружен скоплением ветхих, фабричного типа, хижин, а также бараками, использовавшимися шахтерами как спальни.
     Тележки для руды были по всей станции, некоторые из них были перевернуты, а их груз – вывалившимся наружу. Пока Захариил и его команда двигались из предместий поселка к административным зданиям в непосредственной близости к шахтному столбу, они обнаружили, что все хижины и бараки, мимо которых они прошли, были пустыми. Один Зета Пять казалась покинутой. Единственным звуком, который слышал Захариил, были короткие обмены фразами по внутривзводовому воксу. Кроме этого, кругом было тихо.
     - Тут что-то есть, - услышал он голос Гадариила. – Я чувствую это.
     - Согласен, - ответил Захариил. – Здесь должны быть звериные звуки, но я слышу только тишину. Здесь что-то есть, и оно спугнуло местную фауну.
     Используя тот же канал, Захариил услышал разговор Гадариила с взводами на другой стороне станции.
     - Гадариил Льву. Есть признаки врага?
     - Пока ничего, - пришел краткий ответ. – Я вижу только их остатки.
     На песке была кровь.
     В некоторых местах она упала на землю россыпью маленьких капель, в других она приняла форму больших луж, окрашивая почву и уже начиная вонять из-за жары.
     Тут и там, Захариил видел предметы, разбросанные на их пути.
     Брошенное автооружие, лазерные паяльные лампы, сломанные ком-юниты, шнуры детонаторов – все осталось лежать на песке. Захариил взглянул в небо, где «Громовые Птицы» совершали широкие, бесконечные круги в тысячах метрах над ними.
     Внезапно из нарастающего отравительного аромата Захариил вычленил запах прогорклой крови из скотобойни, смешанной с болезненно-сладким зловонием гнилых фруктов.
     Он попытался предупредить товарищей, но было уже слишком поздно.
     Стена ближайшего к Аттию дома проломилась, из нее вылезло нечто массивное и сильное, и метнулось в атаку. Захариил увидел блеск чешуи, вертикальные бугорки глаз и широко распахнутый клыкастый рот.
     Существо что-то плюнуло Аттию в лицо, и его шлем разложился в шипящем дыме, будто его окунули в кислоту. Оно прыгнуло на ошеломленного воина, тонкие руки-кнуты обвились вокруг Аттия, и тварь вонзила в него бритвенно острые когти, вскрыв силовую броню жертвы как фольгу.
     Оно обвилось вокруг торса Аттия, когда из мускульных ножен существа, скрытых вдоль его конечностей, появилось множество когтей, и нанесло удар по доспехам воина, раздался чавкающий, ужасный звук.
     Аттий упал, его кровь обагрила песок, а монстр отпрыгнул, его ноги со странными сочленениями несли его по неровному ландшафту с невероятной скоростью.
     Ему вдогонку понеслись болтерные очереди, взрываясь в домах добывающего поселка, но, не попадая в цель.
     Захариил наблюдал за тем, как существо исчезло из вида. Было что-то странное в том, как оно перемещалось, его колени и лодыжки сгибались под разными углами.
     Вокруг зазвучало больше орудийного огня, а по воксу были слышны лишь возгласы и безумные крики, когда взводы Темных Ангелов попали под обстрел.
     Подавив крик гнева, Захариил помчался в сторону упавшего товарища.
     Шлем Аттия представлял собой дымящиеся обломки, запах опаленного металла и сгнившей кожи проникал даже сквозь авточувства доспехов Захариила. Аттий бился в муках, и Захариил постарался снять с него шлем. Зажимы, крепящие шлем к доспехам, сплавились, и у Захариила не было другого выбора, кроме как вырвать тлеющие доспехи с головы друга.
     Аттий закричал, когда шлем вместе с кусками кожи его лица вышел из бронированного воротника, полосы плоти свисали с остатков шлема подобно каучуку.
     - Отойди! – закричал апотекарий взвода, отталкивая Захариила от дергающегося тела его друга. Апотекарий приступил к работе, шипящие трубки, иглы и лекарства из его перчатки-нартециума давали Аттию лучшие шансы на выживание.
     Захариил отошел, ужасаясь той кровавой массе, что представляло собой лицо его друга.
     Гадариил оттянул его.
     - Пускай апотекарий ухаживает за ним. У нас есть работа.
     Илиаф, стоявший рядом с Захариилом, сказал:
     - Во имя Льва, я никогда не видел ничего подобного.
     Захариил согласно кивнул, и положил руку на тяжелый болтер, который держал его друг.
     - Держи оружие наготове, брат. Эти штуки быстро движутся.
     - Что они такое? – спросил Илиаф. – Я полагал, это человеческий мир.
     - В этом была наша ошибка, - ответил Захариил, когда усиливающийся орудийный огонь и разговоры по воксу отогнали шок от ранения Аттия.
     - Контакт с врагом, - доложил другой сержант взвода, - это рептилии. Пришли из ниоткуда. Движутся быстро, но я думаю, мы попали в них. Один мертв. Движемся дальше.
     - Понял, - сказал Лев. – Сообщение принято. Всем взводам продолжать двигаться к центру поселения.
     
     Странная рептилия атаковала еще дважды, каждый раз появляясь из укрытия, и атакуя с неестественной скоростью и свирепостью. Каждый раз, когда монстры атаковали, проливалась кровь, но больше ни один воин не погиб от их засад, хотя многие лишились некоторых частей доспехов, поскольку кислота ксеносуществ плавила пластины их Марка IV.
     Астартес пробирались все глубже в поселение, и, двигаясь в построении прикрытия – один взвод перемещался, в то время как другой прикрывал, их болтеры не умокали ни на секунду.
     Чем ближе они подходил к своей цели, тем чаще становились атаки, и когда они достигли внутренних границ поселения, Захариил увидел, что существа собрались перед входом в забой массой колеблющихся, чешуйчатых тел.
     Захариил почувствовал, как в нем растет злость от вида столь неестественных существ, их анатомия была такой пародией на человеческий идеал, что он не мог думать о том, как их назвать. Каждая их конечность была универсально соединена, и позволяла двигаться и поворачиваться во множестве направлений. Их тела казались извивающимися и колеблющимися из-за переливающейся чешуи, которая была прозрачной и в какой-то мере призрачной, будто их тела были не совсем… реальными.
     - Что они такое? – спросил Илиаф.
     - Нечистые ксенотвари, - ответил Гадариил.
     С трех разных концов поселения зазвучала стрельба, и Захариил увидел, как Лев появился из-за высокой постройки из коррозийного листового металла. И вновь он был поражен той ауре, с которой он возглавлял воинов Темных Ангелов, его меч был поднят, и в глазах виднелась ярость битвы.
     Едва Лев Эль’Джонсон появился, как ксеносущества издали ужасный вопль, хотя был ли он от страха или предвкушения, Захариил не мог сказать.
     Они атаковали бурлящим потоком из чешуи и когтей, и Темные Ангелы приготовились встретить их.
     Болтеры засверкали, пули с чавканьем разрывались внутри существ. Каждая раненая тварь падала на песок и распадалась на озеро гладкой и вязкой жидкости.
     Два противника встретились в буре клинков и когтей, Захариил оказался лицом к лицу с визжащим существом с длинной головой и мерцающими глазами с вертикальными зрачками. Оно зашипело и набросилось на него с такой скоростью, что эта атака почти стоила Захариилу головы.
     Он отпрыгнул назад и выстрелил в живот существу, но болт прошил его насквозь, прежде чем взорваться. Раненая тварь хлестнула его когтями и плюнула в него порцию кислотной слизи. Он уклонился от кислоты, но получил удар когтями монстра по груди. Захариил вскрикнул, потому что когти, казалось, прошли сквозь его броню, разрезав мясо и мускулы на его груди. Боль была сильной и холодной, и он задохнулся от неожиданности.
     В мгновение столкновения он вспомнил о замораживающем душу холоде, который он почувствовал в лесах Эндриаго, как раз перед тем, как столкнуться со Смотрящими во Тьме. Эта тварь была настолько же неестественной, как и то, что собирались охранять Смотрящие, и он совершенно точно понял, что это была не просто другая форма ксеносов, но кое-что намного более опасное.
     Захариил отбросил болтер и вытянул меч, сделанный из зуба Эндриагского Льва. Монстр вновь пошел на него. Он ударил мечом по конечности существа, и подошел, чтобы разрезать его до самого плеча, острое лезвие разделяло иллюзорное мясо его тела как крем.
     Даже со всей своей скоростью и свирепостью, призрачные монстры не могли надеяться выстоять против неустанного стоицизма Темных Ангелов, которые замкнули круг и начали беспощадно их вырезать.
     Захариил смотрел, как Лев сражался с монстрами, он будто был охвачен невообразимой смертельной яростью. Его меч проходил сквозь существ, с каждым ударом превращая полдюжины врагов в груды влажной желеобразной жидкости.
     Немиил сражался рядом со Львом, его умение не шло ни в какое сравнение с возвышенной величественностью примарха, но он был не менее решителен. Его кузен был прекрасным воином, и рядом со Львом он выглядел как герой.
     Битва окончилась так же быстро, как и началась, и последние существа были повержены. Там, где прежде поселение полнилось звуками болтерного огня и ревущих цепных мечей, теперь упала тишина, в то время как Темные Ангелы начали перегруппировываться.
     - Охраняйте участок, - сказал Лев, когда последние из монстров были уничтожены. – я хочу, чтобы «Громовая Птица» с оружием брата-библиария Израфаила была здесь через две минуты.
     - Куда мы идем дальше? – спросил Магистр Ордена Гадариил.
     Лев указал на разверзшуюся пропасть забоя, круто уходившего в утесы.
     - Под землю, - сказал Лев. – Враг под нами.
     
     Риана Сорель часто боялась, но страх, охвативший ее со времени похищения на улицах Шэлула ни шел ни в какое сравнение со всем виденным ею ранее.
     Когда усыпляющий эффект цветов ослабился, она обнаружила себя связанной и с повязкой на глазах, ее с комфортом везли в какое-то место в окружающей город иссушенной пустыне.
     Их точка назначения была ей неведомой, ее похитители ничего не говорили о путешествии, но кормили и поили ее, невзирая на протесты. С какой целью они бы ее не захватили, они определенно хотели доставить ее живой.
     Единственным способом, которым она определила прошедшее время, было то, как дневная жара сменилась холодом и тишиной ночи. Она слышала шаги вокруг транспорта, на котором ее везли, и скрип колес, и единственными звуками, кроме этих, были тихие стоны ветра над песком.
     Несмотря на все, она уснула, а после пробуждения ее вытянули из машины множество людей. Она плакала, боясь прикосновения существ, которых она видела одетыми в маски во время фестиваля огней, но ее носители, казалось, были человекоподобными, потому, что они потели и ворчали, как люди, когда тащили ее.
     Ее повязка немного соскользнула, и она увидела металлические строения фабричного типа, подобные тем, что использовались рабочими в добывающих или сельскохозяйственных поселениях. Ее окружали странные звуки, необычные скользящие шаги, которые походили на поступь, но имевшие странный, беспорядочный ритм, который вновь заставил ее думать о странных существах.
     Ее путешествие продолжилось под землей, холодный, заплесневевший воздух из каверн безошибочно говорил об этом. В воздухе витал странный металлический запах, и электрическое напряжение потрескивало в ее волосах и от драгоценностей, которые она до сих пор носила.
     Металлический запах становился сильнее, его аромат заполнил ее ноздри, и она подтянула одежду ко рту. Она держала свои глаза закрытыми, когда ее похитители несли ее все глубже и глубже в землю, боясь того, что она могла увидеть, если откроет их.
     Потом последовала череда передаваний из рук в руки до тех пор, пока ее не положили напротив вертикальной плиты, похожей на гладкий камень.
     Она встала спиной к камню, звук медленного и ужасного сердцебиения громыхал в воздухе, будто она попала в грудную клетку какого-то огромного зверя. Ее руки развязали, но затем приковали к каменной плите металлическими оковами, закрепленных с помощью болтов.
     К ее лицу мягко прикоснулись руки, и она задрожала от контакта.
     Она почувствовала, как с нее снимают повязку, и зажмурилась от внезапного света.
     Перед собой она увидела мужчину в темно-красной робе и золотой, непроницаемой и непостижимой маской на лице.
     - Дюзан? – спросила она, скорее в надежде, чем от желания оказаться правой.
     - Да, - ответил человек в маске. – Ты говоришь со мной.
     Даже в этой кошмарной ситуации она заплакала от звука знакомого голоса.
     - Пожалуйста, - всхлипнула она. – Что ты делаешь? Отпусти меня, пожалуйста.
     - Нет, это невозможно, - сказал Дюзан. – Ты должна стать Мелахимом, сосудом для древних, живущих за гранью. Ты принесешь нам победу против нечистых.
     - О чем ты говоришь? Это бессмысленно.
     - Для тебя, - согласился Дюзан. – Вы безбожные люди, а это – благочестивое деяние.
     - Ваш бог? – сказала Риана. – Пожалуйста, отпусти меня. Обещаю, я никому не скажу.
     - Ты лжешь, - нейтрально сказал Дюзан. – Так поступают все ваши люди.
     - Нет! – закричала Риана. – Я обещаю.
     - Это уже без разницы. Большинство твоих людей мертвы, а остальные вскоре последуют за ними, когда ты вместишь в себе Мелахима. Как я уже сказал, будет боль, и за это я извиняюсь.
     - Что вы со мной сделаете?
     Хотя она не могла видеть его лица, у Рианы было стойкое чувство, что Дюзан улыбался за неподвижной поверхностью своей маски.
     - Мы собираемся осквернить тебя, - сказал он, подходя ближе. – Твоя нечистая плоть станет домом для одного из наших ангелов.
     Она проследила за его взглядом, и заплакала кровавыми слезами, увидев ангела Сароша.
Дата публикации: 29.10.2009
Прочитано: 4564 раз

Дополнительно на данную тему
Книги по Warhammer - Дэн Абнетт - Ордо Еретикус ч.21Книги по Warhammer - Дэн Абнетт - Ордо Еретикус ч.21
Книги по Warhammer 40000 - Уильям Кинг - Космический волкКниги по Warhammer 40000 - Уильям Кинг - Космический волк
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.1Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.1
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.2Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.2
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.3Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.3
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.4Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.4
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.5Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.5
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.6Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.6
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.7Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.7
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.8Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.8

[ Назад | Начало | Наверх ]

Посмотреть:

Warhammer книги
Уильям Кинг
Космический волк
Коготь Рагнара
Серый Охотник
Волчий Клинок

Дэн Абнетт
Ордо Ксенос
Ордо Маллеус
Ордо Еретикус
Рейвенор
Возвращение Рейвенора

Бен Каунтер
Серые Рыцари
Адепты Тьмы
Испивающие Души

Сэнди Митчелл
За Императора!
Ледяные пещеры

Грэм Макнилл
Несущий ночь
Воины Ультрамара
Чёрное солнце

Гордон Ренни
Час казни
Перекресток Судеб

Серия «Ересь Хоруса»
Возвышение Хоруса
Лживые боги
Галактика в огне
Полет «Эйзенштейна»
Сошествие ангелов
Легион

Отдельные романы
Повелитель Ночи
Инквизиторы космоса
Миссия инквизитора

Опрос
Ваши любимчики

Империум
Хаос
Эльдар
Тираниды
Некроны
Орки
Тау


Результаты
Другие опросы

Всего голосов: 33318

Warhammer 40000: Dawn of War · Warhammer 40000: DoW — Winter Assault · Warhammer 40000: DoW — Dark Crusade · Warhammer 40000: DoW — Soulstorm



Powered by shade.exe
Генерация: 0.026 сек. и 9 запросов к базе данных за 0.002 сек.
Powered by SLAED CMS © 2005-2008 SLAED. All rights reserved.