На главную
Warhammer 40k

Галактика
Миры галактики
Глаз Ужаса
Варп-пространство
Эмпирей

Империум
Обзор
Адептус Терра
-Обзор
-Адептус Астартес
-Адептус Механикус
-Адептус Министорум
-Официо Ассасинорум
-Имперская Гвардия
-Имперский флот
-Навис Нобилитэ
-Известные личности
Ересь Хоруса
Бадабская война
Кадианские Врата
Эра Отступничества
Война за армагеддон
Готическая война
Система Медузы
Битва за Воген
Некромунда
Рассказы

Хаос
Обзор
Боги Хаоса
Десант Хаоса
-Обзор
-Легионы
-Известные личности
-Разное
Рассказы

Некроны
Введение
Календарь событий
Миры-гробницы
Общие сведения
Ктан
Войска и технологии
Инциденты и доклады
Некроны на Медузе V
Рассказы

Тау
Обзор тау
Войска и техника
Флот тау
Кризис
Круты
Известные личности
Разное

Эльдар
Обзор
Корабли-миры
Известные личности

Темные эльдар
Обзор
Рассказы

Тираниды
Обзор
Генокрады
Рассказы

Орки
Обзор
Кланы орков
Рассказы


Статистика

Статьи по Warhammer

Книги Warhammer 40000

Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.6
Книги по Warhammer
5. Избирающий павших
     
     Рагнар плыл по океану боли. Все тело горело. Боль раздирала его на части — прежде он и представить себе не мог, что такое возможно. Он был уверен, что такие мучения не предназначались ни одному смертному.
     Значит, это ад. Совсем не такого он ожидал. Здесь не холодно, но из ощущений есть одна только боль. Где же другие — те, кого он убил? Почему их нет здесь, чтобы приветствовать его? Где судьи мертвых? Где его отец, мать и остальные сородичи?
     Сквозь боль он ощутил ужасное разочарование. Его не выбрали. Он не проснулся за огромным пиршественным столом в Доме Героев высоко на Горе Вечности. Он не проявил себя достойным. Его не оценили. Эта мысль неприятно поразила его, а потом он уже ничего не осознавал.
     Рагнар вновь ощутил боль, но теперь она показалась более слабой. В ушах у него стоял странный шум: глухие удары и рев могучего ветра. Постепенно до него дошло, что ухающие удары — это стук его сердца, а ветер — скрежет дыхания.
     Затем тело будто обожгло раскаленным железом, каждая из бессчетных ран вспыхнула безумным огнем. Ему хотелось кричать, но он не мог и рта раскрыть. Он был не в состоянии издать ни звука. Казалось, ему в кожу всаживали ледяные иглы, а раны зашивали нитью из расплавленного свинца.
     Конечно же, ведь ад — это место мучений, подумал Рагнар.
     Чернота. Тишина.
     Теперь было холодно. Его окружал лед, сжимая своей стылой хваткой. А вот это больше похоже нa то, чего он ожидал. Об этом рассказывали скальды и старые песни. Это место вечного холода, где скитаются потерянные души, пока не потускнеет и не исчезнет все, что они помнили, и тогда их видов поглотит изначальная материя Вселенной.
     «Но где же остальные неприкаянные мертвецы? — подумал он. — Почему их не видно?»
     Ответов не было.
     Его носило в бескрайней необъятности целую вечность, пока сознание опять не покинуло тело.
     Ему становилось теплее. Теперь тело постоянно трясло. Боль и жар казались неразличимыми. Его укутали то ли в мантию, то ли в саван. Казалось, он дрожал и одновременно ощущал страшную усталость. Все члены болели. Рагнар чувствовал себя так, словно его дух проделал большой путь и теперь совершенно лишился сил.
     Однако он все еще осознавал себя. Каким-то образом существование все же продолжалось в уединенной пустоте, где он теперь пребывал. Он осознавал лишь боль, но воспоминания остались при нем, и Рагнар отдавал себе в этом отчет. За это можно было зацепиться.
     Не успел он принять такое решение, как ножи вновь принялись кромсать его плоть, и он вновь рухнул в долгую тьму забвения.
     На него давило что-то огромное и тяжелое как гора. Рагнар задыхался. Впервые ему не хватало воздуха. Он чувствовал свои конечности, но они казались слишком тяжелыми, чтобы двигать ими. Он ощущал веки, но не мог их поднять. Ему показалось, что где-то очень далеко кто-то звал его по имени.
     «Это мертвые?» — спросил он себя, уже понимая, что нет.
     Он приложил все усилия, чтобы вновь не потерять сознания. А затем попытался открыть глаза. Это было похоже на борьбу с непосильным весом. Теперь он понимал, как чувствовал себя Русс, противостоя чудовищной силе Змеи Срединного Мира. Казалось, что эта задача ему не по силам, но он не мог позволить себе сдаться.
     Рагнар сосредоточил всю свою силу воли на том, чтобы открыть глаза. Они сопротивлялись так же упорно, как могильная земля сопротивляется усилиям мертвеца. Но он не прекращал усилий, не желая сдаваться. Он заставил себя продолжать борьбу.
     Боль еще раз пронзила все его конечности, нo он не позволил ей сбить себя с толку. Это что еще катится по лбу? Он не знал, потому что не мог поднять руку, чтобы вытереть его. А ведь подобное движение должно быть пустяком для человека, сражавшегося в такой колоссальной битве! Увы, теперь это было самой трудной задачей из всех, что ему когда-либо приходилось выполнять.
     Он заставил себя подумать об отце, матери и друзьях. Если б только открыть глаза, то он сможет взглянуть на них еще раз. Он сможет посмотреть на землю мертвых. Эта мысль страшила, но что еще оставалось делать? Теперь он здесь. Рано или поздно каждому придется столкнуться с этим, но Рагнар не трус. Он знал себя достаточно хорошо, чтобы понимать: это правда.
     Почему тогда он упирается? Откуда этот незнакомый страх внизу живота? Боится ли он смотреть на неизвестное или страшится еще раз взглянуть на тех, кого любил, услышать их голоса?
     Он заставил себя продолжить усилия и был вознагражден коротким проблеском света.
     А затем темнота внезапно оказалась расколота вспышкой голубого и белого сияния. Он ожидал вовсе не этого. Собрав все силы, Рагнар постарался полностью открыть глаза — и постепенно до него дошло, что он смотрит в небо, в точности такое же, как небо Фенриса. Поистине загробный мир оказался вовсе не таким, каким его представляли. Рагнар почувствовал себя несколько обманутым.
     Вид неба словно послужил сигналом, и в мозг хлынули другие ощущения. Он почувствовал запах земли, услышал пение птиц, звук далеких волн, бьющихся о берег. Затем возник горький аромат пепла, запах дыма и горько-сладкое зловоние человеческой плоти на погребальном костре.
     Под ним было что-то мягкое. Он почувствовал, как под его пальцами сминается трава, они входят в мягкую влажную землю. Он ощутил боль и странную бесчувственность, которая удаляла его от этой боли — как пиво отделяет пирующего от мира. Но это онемение было тысячекратно сильнее алкогольного.
     В поле его зрения показалась огромная седая голова. Холодные синие глаза, сверкавшие, подобно осколкам небосвода, смотрели в его глаза. Он узнал это старое, покрытое морщинами лицо. Оно принадлежало Ранеку, Волчьему Жрецу — Избирающему Павших.
     — Итак, ты последовал за мной сюда, — хотел сказать Рагнар, но слова прозвучали нераспознаваемым бульканьем.
     — Не пытайся ничего говорить, парень, — сказал Ранек. — Ты проделал долгий путь. Это огромное путешествие из страны мертвых назад, в страну Живых, и немногим дается возможность совершить его. Побереги силы. Они тебе понадобятся.
     Он что-то произнес на языке, которого Рагнар не знал, обращаясь к кому-то, находившемуся вне поля его зрения. Юноша ощутил боль, вонзившуюся в его руку, а затем нечто холодное, как талая вода с ледника, потекло по его жилам, и сознание вновь покинуло измученное тело.
     Он очнулся внезапно и нa этот раз сразу ошутил на лице солнце, а на щеках — ласковые прикосновения ветра. Теперь Рагнар чувствовал себя хорошо отдохнувшим. Боль была несильной. Oн попытался сесть. Это потребовало колоссальных усилий, но ему это удалось. Он увидел, что обнажен. Инстинктивно он поднял пальцы, чтобы потрогать то место на груди, куда Стрибьорн всадил ему топор. К его удивлению, там обнаружился лишь легкий след шрама, хотя нежная поверхность кожи болела от прикосновений.
     Опустив взгляд, Рагнар увидел свежий розовый шрам и желтоватое пятно, похожее на старый синяк. На груди были и другие шрамы и синяки, а на спине, вне всяких сомнений, их было еще больше.
     «Что это здесь происходит?» — подумал он. Повернув голову, Рагнар увидел, что лежит неподалеку от большого небесного корабля. Оглядевшись по сторонам, он увидал остатки сожженной деревни. Странно: загробный мир разительно походил на мир реальный. Лишь кое-что было не вполне верно. Там, где должна была находиться деревня Грохочущих Кулаков, торчали одни развалины. Крыша рухнувшего длинного дома еще дымилась. Дальше по берегу горели погребальные костры.
     Живых женщин и детей группами загоняли на корабли, качавшиеся в волнах.
     Постепенно до Рагнара дошло, что, может быть, он пребывает в мире живых. Он вспомнил великую битву с Беспощадными Черепами и костры, которые тогда полыхали. Его родная деревня после такого сражения выглядела бы именно так, он уверен в этом.
     Или, быть может, это какой-то новый и неизвестный ад, вызванный демонами лишь в его воображении. Возможно, они захотели показать ему последствия поражения Грохочущих Кулаков. Несомненно, зрелище, представшее его глазам, было для этого достаточно скорбным.
     За его спиной по песку захрустели тяжелые шаги. Рагнар обернулся и увидел Ранека. Старый Волчий Жрец изучал его понимающим взглядом.
     — Ты вновь среди живых, парень, — произнес он. Это не было вопросом.
     — Правда? Так вы не из числа Избирающих Павших?
     Рокочущий смех старика эхом отдался в валунах. Несколько человек вдалеке, будто удивившись, повернулись к нему.
     — Всегда вопросы? Ты не слишком-то изменился, мальчик.
     — Я не мальчик. Я добился одеяний мужчины много дней назад.
     — Что ж, ты отличился на поле брани, должен это тебе сказать. Ты — боец, парень. Я не видел такой бойни со времен Берека, а это было... достаточно давно. .
     — Так, значит, вы — Избирающий?
     — Да, парень. Но не в том смысле, что ты думаешь.
     — А в каком тогда смысле? Вы либо из них, либо нет.
     — Однажды, если выживешь, ты поймешь. Вселенная не столь проста, как ты полагаешь. Ты выяснишь это довольно скоро.
     — Если выживу? — Рагнар с изумлением посмотрел туда, где на груди у него должны были зиять раны. Несомненно...
     — Несомненно, ты уже был мертвым? Ты это хотел сказать? Да. Ты умер или почти умер. Сердце твое остановилось, ты потерял много крови. Тело тоже пострадало, но не слишком. Наш целитель добрался до тебя прежде, чем наступила смерть мозга, а излечить твои раны было в пределах возможностей нашей... магии.
     Рагнар был уверен, что перед словом «магия» Ранек произнес какое-то другое слово, но никогда прежде не слыхал его, и для него оно казалось бессмысленным. Хотя что еще ожидать от чародея? Они должны говорить загадками. Тем не менее эти слова дали Рагнару надежду.
     — Вы можете возвращать мертвых? Тогда мой отец...
     — Твоему отцу, парень, мы ничем не можем помочь, — сказал Ранек, сделав жест в сторону погребальных костров.
     — Почему вы не помогли ему тогда, когда помогли мне? Вы могли бы это сделать. — Рагнар устыдился того, что от горя его голос срывался.
     — Он не проявил себя достойным ни нашей помощи, ни нашего интереса. А ты — другое дело. Ты избран, парень.
     — Избран для чего?
     — Скоро узнаешь, если такова твоя судьба.
     — Ты постоянно повторяешь эти слова.
     — Повторяю потому, что это правда.
     Улыбнувшись знакомой Рагнару тревожащей улыбкой, старик показал свои клыки:
     — Теперь ты связан с Волками. Душой и телом ты принадлежишь Волкам.
     Рагнар поднялся на ноги, слабые, как у новорожденного ребенка. Сделав несколько нетвердых шагов, он обнаружил, что сильно шатается. В следующий момент юноша потерял равновесие, и земля бросилась ему навстречу, болезненно ударив по лицу и рукам.
     Это не остановило его. Оттолкнувшись от земли обеими руками, Рагнар вновь поднялся на ноги. На этот раз ему удалось сделать на несколько шагов больше, а начав было падать, он смог даже удержать равновесие. Его тошнило. В желудке бурлило. Он чувствовал себя ужасно, но в то же время ощущал колоссальное облегчение.
     Он не мертв. Он среди живых. Какими бы непостижимыми соображениями ни руководствовались Ранек и его товарищи, они каким-то образом выбрали именно его. Хотя это и не походило на все истории о героях, которые он слышал с детства, но все ж он был избран.
     Они, конечно, могущественные маги. Они излечили его раны. Они вернули его из мертвых. Или нет? Не было ли это подлым колдовством, каким, по слухам, занимались морские демоны? Быть может, они овладели его душой и соединили с его трупом посредством темной магии? Не начнет ли вскоре его тело гнить и разлагаться?
     Юноша обернулся и встретился взглядом с Волчьим Жрецом.
     — Я мертв? — спросил Рагнар. Это был безумный вопрос, он понимал это. Но Ранек, казалось, смотрел на него с пониманием, возможно, даже с сочувствием.
     — Для людей — да, парень. Ты — среди убитых. Ты уедешь отсюда, чтобы никогда не возвращаться. Твоя судьба теперь — где-то в других местах, среди бесконечных льдов и, быть может, среди звезд...
     Рагнару показалось, что он увидел Ану, которую заводили на один из кораблей. Внезапно он понял. что обязательно должен добраться до нее. Он двинулся к берегу, шатаясь, словно пьяный. Юноша ожидал, что Ранек попытается остановить его, но Волчий Жрец позволил ему идти.
     Рагнар не представлял, сколько времени он добирался до берега, но когда оказался там, дышал так тяжело, будто пробежал по песку миль двадцать. Воины Беспощадных Черепов повернулись и смотрели на него. На их лицах были написаны изумление и ужас. Все как один они сотворили Руссово знамение и продолжали подниматься на борт кораблей.
     Рагнар попытался следовать за ними, но упал под ударом волны. Вода скрыла его голову и полилась в легкие. Он поднялся на нога и стал отфыркиваться. Затем юноша попытался продолжить движение, но тут на его плечо легла могучая рука. Он быстро повернулся и двинул кулаком. Руку пронзила боль — казалось, что он сломал пальцы.
     — Керамит не поддается нагой плоти, парень, — сказал Ранек, легко, будто щенка, поднимая юношу из воды.— Ты только разобьешь руки, если будешь продолжать это.
     На кораблях застучали барабаны, весла с плеском опустились в воду, и суда стали удаляться от берега.
     — Куда они направляются?
     — Они возвращаются домой с новыми рабами, парень. Теперь они не станут здесь жить. Они считают, что после этой битвы остров будет населен призраками. Думаю, что твое кажущееся воскрешение лишь подкрепит эту точку зрения. Вскоре это станет священным местом. Я в этом не сомневаюсь.
     — А потом они забудут. Люди всегда забывают.
     Рагнар смотрел, как корабли рассекают волны, и думал, не Ана ли та маленькая фигурка, которая, казалось, машет ему с борта. Этого сейчас не узнать, и он усомнился, что ему вообще удастся когда-либо это выяснить.
     Ранек опустил его на берег, и Рагнар отчаянно замахал рукой в ответ, попутно размышляя над тем, что это за соленая жидкость у него в глазах — слезы или же просто морские брызги?
     Рагнар ковылял назад, к холму, на котором лежал небесный корабль. Он старался запомнить деревню, ибо поверил Ранеку, когда тот сказал, что юноша никогда сюда больше не вернется.
     Он прошел мимо ободранной хижины, что была когда-то жилищем Улли, мимо рухнувшего длинного дома. Улли мертв, Рагнар знал это. Он, должно быть, погиб вместе со своим отцом в сражении и не был избран. Казалось невероятным, что он никогда больше не увидит Улли, но это именно так. Друг, с которым он играл все детство, ушел. Все они ушли.
     Рагнар вспомнил, как они играли здесь в пятнашки, в мяч и в сразись-с-чудовищем. Прислушиваясь, он, казалось, слышал призрачные голоса играющих детей, но, конечно же, это было бессмыслицей. Все теперь осталось в прошлом, ушло, чтобы никогда не вернуться. Все было холодным, как пепел сожженной дотла хижины.
     Рагнар прошел то место, где пал его отец, и выбросил из головы эту мысль. Для этого придет время потом. Сейчас ему просто не справиться с ней — она слишком велика для него. Он был уверен, что если даже позволить этой мысли просто прикоснуться к его разуму, то его поглотят ярость и гнев.
     Юноша сознательно избегал того места, где стояла хижина отца — единственный дом, с которым он был знаком, не считая палубы «Копья Русса». Выйдя на окраину деревни, он понял, что этот поход через руины был ошибкой. Этот кошмар слишком надолго останется в его памяти. Рагнару страстно захотелось поскорей убраться отсюда. Изо всех сил он побежал к небесному кораблю Избирающих. Приблизившись к кораблю, Рагнар заметил лежащее на земле тело. Оно покоилось на металлических носилках и было буквально угнано прозрачными трубками. Эти трубки соединялись с металлическим устройством, которое сидело, подобно большому пауку, на груди лежащего. В трубках журчала жидкость, а на устройстве пульсировали странные руны разных цветов — красного и зеленого.
     Подобравшись ближе, Рагнар увидел, что это Стрибьорн, тот Беспощадный Череп, с которым он сражался. Казалось, что Избирающие применили свою магию также и к нему, и постепенно до Рагнара дошло, что это могло означать лишь одно: что Стрибьорн тоже избран. Рагнар преисполнился ненависти и холодной ярости.
     Враг, которого убил Рагнар, избежал своей судьбы. Представив себе, как этот Беспощадный Череп перебил его сородичей, вспомнив ненависть на его лице в начале их схватки, Рагнар подумал: а не смеются ли над ним боги, пощадив его врага так же, как пощадили его?
     Не задумываясь, он нагнулся и подобрал большой камень. Он собирался выбить Стрибьорну мозги, а затем расколотить странное мистическое устройство, прильнувшее к его груди. Рагнар не знал, сработает ли это. Возможно, Избирающие смогут вновь поднять его из мертвых. Быть может, их магия настолько могущественна, что они сумеют воскресить человека во второй раз. Рагнар не имел об этом никакого представления. Он вплотную приблизился к лежащему телу Стрибьорна, исполненный решимости убить его.
     Юноша посмотрел сверху вниз на намеченную жертву. Стрибьорн выглядел свирепым даже во сне. Огромная челюсть и нависший лоб делали его похожим на первобытного дикаря. Поднимая камень, Рагнар ощутил жуткую радость. В этот миг ему было все равно, что могут подумать Избирающие. Ему было безразлично даже то, что сейчас он, возможно, бросал вызов воле богов. Он думал только о мести. И он отомстит сейчас.
     Рагнара наполнило ликование, когда его рука с камнем обрушилась вниз. Он осклабился в ожидании того мгновения, когда камень ударит по голове Стрибьорна и расколет его череп. Но этого не произошло. Стальные пальцы обхватили его кисть, остановив удар. Попытки Рагнара пошевелить рукой были так же тщетны, как если бы он пытался поднять гору.
     — О Русс, да ты свирепый парень, — прозвучал голос Ранека. — Прямо-таки прирожденный убийца. И все же этот — не для тебя. Он также избран, и не тебе его убивать.
     — Я увижу, как он умрет, — сказал Рагнар, в его голосе звучала абсолютная убежденность.
     — Там, куда ты направляешься, парень, ты действительно сможешь это сделать. С другой стороны, существует такая же вероятность, что он увидит твой конец.
     — Что это значит?
     — Скоро узнаешь. А теперь иди! Забирайся в «Громовой Ястреб»! — Старик указал в сторону небесного корабля. Исполненный тревоги, Рагнар забрался внутрь.
     Интерьер небесного корабля поразил его: ничего подобного юноша и представить себе не мог. Полы — металлические, стены — тоже, за исключением маленьких круглых прозрачных окошек, которые позволяли выглянуть наружу. Кресло, к которому его привязали, было изготовлено из какой-то странной, пахнущей плесенью кожи. Неизвестные руны мерцали на панелях возле его головы. Странный рев заставлял содрогаться судно, готовящееся к полету.
     Рагнар поерзал в кресле. В новом одеянии, которое дал ему Волчий Жрец, он чувствовал себя странно. Оно было цельным, серого цвета и прилегало к телу, будто вторая кожа. Над сердцем был рисунок волчьей головы — знак Русса. Одеяние покрывало все тело, кроме головы. Оно было сделано из ткани, какой Рагнар никогда не видел. Она растягивалась, облегая его, и в то же время была легкой и не пропускала воздух, да к тому же еще и согревала. Рагнару казалось, что в ней он смог бы перенести снежную бурю, не заметив холода, хотя ткань была не толще, чем оболочка телячьей кишки.
     Внезапно судно тряхнуло. Шум стал оглушительным, юношу вдавило в кресло. Глянув в окно, он на короткий миг ощутил тошноту, когда земля под кораблем резко удалилась. Это было так непривычно — наблюдать, как остров падает вниз, когда корабль вырвался из тисков тяжести и прыгнул в небо.
     Все внизу уменьшалось на глазах. Рагнар разглядел деревню, лежавшую внизу, словно детская игрушка.
     Постепенно набрав высоту, корабль изменил направление движения.
     Взглянув еще раз на внутреннюю обстановку летающего судна, юноша заметил, что палуба накренилась. Посмотрев в окно, он увидел, что теперь они летели вперед, продолжая набирать высоту, а его родной остров исчезал вдали. Внизу, в море, он углядел флот Беспощадных Черепов, рассекающий волны, и еще раз подумал о знакомых ему людях, которые плывут на этих кораблях.
     Затем вокруг небесного корабля сгустилась серая мгла, и судно затряслось. Страх вонзил свои когти в Рагнара, когда он подумал: не демоны ли ветра собираются утащить их? Или, быть может, ими овладела какая-то злая сила? Затем до него дошло, что они проходят через облака.
     Не успел он осознать это, как воздушный корабль вынырнул в яркий солнечный свет, и тряска прекратилась. Рагнар видел под собой бесконечный белый океан, в котором иногда попадались синие островки. Он понял, что смотрит на верхушки облаков — зрелище, которое видели не многие смертные! На мгновение его захлестнули изумленние и чувство благодарности.
     Небесный корабль продолжал подниматься. Рагнара все еще вжимало в кресло. Будто огромный кулак давил на него, угрожая расплющить. Он поглядел на остальных и увидел, что щеки Paнека оттопырены, словно их оттягивают назад невидимые пальцы. Что это за новое волшебство, подумал он, слишком изумленный, чтобы пугаться. Чем бы это ни было, старик не выглядел обеспокоенным, он лишь осклабился и показал Рагнару поднятые вверх большие пальцы.
     Рагнар глянул в окно: снаружи стало темно, появились звезды. Под кораблем висела исполинская полусфера — такая большая, что занимала большую часть видимого пространства. В основном она была синей и белой, но тут и там на ней были видны пятнистые зеленые узоры. Рагнару пришло в голову, что, возможно, он смотрит вниз на шар планеты, и что синий — это море, белый — облака, а зеленый — земля.
     Внезапно тело юноши перестало испытывать давящую вниз тяжесть, и он почувствовал, что стал подниматься над креслом. Казалось, его удерживают только ремни. Рагнару показалось, будто он на мгновение лишился веса; это было странное и не лишенное приятности ощущение. Шум корабля прекратился, и воцарилась жуткая, почти оглушающая гишина
     Неожиданно вес вернулся. Нос летающего корабля накренился вперед, и сфера планеты стала расти, пока не заняла все поле зрения.
     Корабль вновь затрясся. Выглянув в окно, Рагнар увидел, что концы крыльев засветились вишнево-красным. как угли в пламени. Его охватил страх. Неужели магические языки пламени поглотят сейчас весь корабль? Не разгневались ли небесные демоны? Он рискнул бросить взгляд на Ранека. Глаза Волчьего Жреца были закрыты, он выглядел совершенно спокойным. Рагнар долго пытался вернуть себе самообладание и в конце концов просто решил не тревожиться ни о чем. Возможно, сияющие крылья были просто частью волшебства, которое держа-то судно в воздухе. Все это стояло выше его понимания. Но Ранек вовсе не выглядел обеспокоенным, и, поскольку никто другой тоже не проявлял озабоченности, Рагнар решил не волноваться.
     Шли долгие минуты, а небесное судно по-прежнему содрогалось. Это странным образом напомнило Рагнару спуск с горы на санях в разгар зимы. Затем корабль взревел еще раз. Невольно возникло ощущение, что его двигает вперед колоссальная энергия. По мере того, как корабль стал уменьшать скорость, Рагнара снова вдавило в кресло.
     Звезды исчезли. Небо опять меняло цвет: из глубоко черного оно стало темным, затем темно-синим и, наконец, голубым. Их встретили облака, и они опять прошли сквозь туманную пустоту. Корабль внезапно накренился, словно лодка, попавшая на боковую волну, затем он выровнялся, и тут Рагнар снова увидел внизу землю.
     Она была огромной: неровный ландшафт, скалы и горы, пятна снега. Линия горизонта казалась очень далекой. С горных вершин спускались колоссальные ледники, нигде не было видно никаких признаков жизни. Все казалось мертвым и враждебным, как поверхность луны. Небесный корабль несся над гнетущей бесконечной необъятностью, не похожей ни на что, виденное им раньше.
     — Асахейм, — проговорил Ранек.
     «Земля богов, — подумал Рагнар. — Что ожидает меня здесь?"
Дата публикации: 30.08.2008
Прочитано: 7646 раз

Дополнительно на данную тему
Книги по Warhammer - Дэн Абнетт - Ордо Еретикус ч.21Книги по Warhammer - Дэн Абнетт - Ордо Еретикус ч.21
Книги по Warhammer 40000 - Уильям Кинг - Космический волкКниги по Warhammer 40000 - Уильям Кинг - Космический волк
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.1Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.1
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.2Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.2
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.3Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.3
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.4Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.4
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.5Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.5
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.7Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.7
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.8Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.8
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.9Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.9

[ Назад | Начало | Наверх ]

Посмотреть:

Warhammer книги
Уильям Кинг
Космический волк
Коготь Рагнара
Серый Охотник
Волчий Клинок

Дэн Абнетт
Ордо Ксенос
Ордо Маллеус
Ордо Еретикус
Рейвенор
Возвращение Рейвенора

Бен Каунтер
Серые Рыцари
Адепты Тьмы
Испивающие Души

Сэнди Митчелл
За Императора!
Ледяные пещеры

Грэм Макнилл
Несущий ночь
Воины Ультрамара
Чёрное солнце

Гордон Ренни
Час казни
Перекресток Судеб

Серия «Ересь Хоруса»
Возвышение Хоруса
Лживые боги
Галактика в огне
Полет «Эйзенштейна»
Сошествие ангелов
Легион

Отдельные романы
Повелитель Ночи
Инквизиторы космоса
Миссия инквизитора

Опрос
Ваши любимчики

Империум
Хаос
Эльдар
Тираниды
Некроны
Орки
Тау


Результаты
Другие опросы

Всего голосов: 33328

Warhammer 40000: Dawn of War · Warhammer 40000: DoW — Winter Assault · Warhammer 40000: DoW — Dark Crusade · Warhammer 40000: DoW — Soulstorm



Powered by shade.exe
Генерация: 0.023 сек. и 9 запросов к базе данных за 0.002 сек.
Powered by SLAED CMS © 2005-2008 SLAED. All rights reserved.