На главную
Warhammer 40k

Галактика
Миры галактики
Глаз Ужаса
Варп-пространство
Эмпирей

Империум
Обзор
Адептус Терра
-Обзор
-Адептус Астартес
-Адептус Механикус
-Адептус Министорум
-Официо Ассасинорум
-Имперская Гвардия
-Имперский флот
-Навис Нобилитэ
-Известные личности
Ересь Хоруса
Бадабская война
Кадианские Врата
Эра Отступничества
Война за армагеддон
Готическая война
Система Медузы
Битва за Воген
Некромунда
Рассказы

Хаос
Обзор
Боги Хаоса
Десант Хаоса
-Обзор
-Легионы
-Известные личности
-Разное
Рассказы

Некроны
Введение
Календарь событий
Миры-гробницы
Общие сведения
Ктан
Войска и технологии
Инциденты и доклады
Некроны на Медузе V
Рассказы

Тау
Обзор тау
Войска и техника
Флот тау
Кризис
Круты
Известные личности
Разное

Эльдар
Обзор
Корабли-миры
Известные личности

Темные эльдар
Обзор
Рассказы

Тираниды
Обзор
Генокрады
Рассказы

Орки
Обзор
Кланы орков
Рассказы


Статистика

Статьи по Warhammer

Книги Warhammer 40000

Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.8
Книги по Warhammer
7. Охота
     
     Рагнар сделал выпад своей деревянной дубинкой, метясь Стрибьорну в глаз. Дубинка попала в толстую нависшую бровь и отскочила. — Глаз! Я убил его! — крикнул юноша, отпрыгнув назад. Окружавшие их новобранцы шумно выразили свое одобрение. Рагнар рискнул бросить взгляд на сержанта Хакона, чтобы понять, подтвердит ли он смертельный исход поединка.
     Беспощадный Череп взревел и нанес удар своей дубиной. Ее изогнутый конец попал Рагнару под ребра и словно вышиб весь воздух из его легких. Стрибьорн вложил в этот удар всю силу и вес своего могучего тела. Это была тренировка с ножами, и ударов никто не удерживал. Хакон не хотел, чтобы его подопечные привыкали драться с противниками, которые не бьют по-настоящему — сильно и быстро. Боль заставила Рагнара согнуться, его замутило. Грохочущий Кулак едва удержался на ногах, голова кружилась. Вокруг он видел ухмыляющиеся, глумящиеся лица других кандидатов. Они образовали круг, чтобы наблюдать за схваткой.
     Стрибьорн с хрустом опустил дубину на голому Рагнара. Из глаз юного Грохочущего Кулака посыпались искры. Он испустил долгий стон боли и упал на колени. Рагнар увидел, что Стрибьорн отвел ногy назад, чтобы ударить его.
     Внезапно Рагнара захлестнул холодный гнев. Он рухнул вперед и в последнюю секунду ухватился обеими руками за ногу Беспощадного Черепа. Сделав глубокий вдох, юноша рывком опрокинул Стрибьорна. Раздался громкий треск, когда голова его противника ударилась об один из камней, выступающих из мягкого дерна. Рагнар позволил себе торжествующий рык и рванулся вперед. Подхватив свою дубинку, он прижал ее к горлу Беспощадного Черепа и с силой надавил, намереваясь прекратить доступ воздуха и задушить своего врага. За спиной зазвучали одобрительные возгласы толпы, никто явно не понял его замысла.
     Неожиданно холодная рука в доспехах схватила Рагнара за шею и подняла его над Стрибьорном. Рагнар сделал выпад дубинкой, но она ударила по твердому щитку Хакона и сломалась. Сержант взглянул на него сверху вниз.
     — Несколько странное развлечение, не так ли? Однако вы, по крайней мере, дрались всерьез.
     Он опустил Рагнара на землю и бросил взгляд на Стрибьорна. Беспощадный Череп кашлял и фыркал, глядя на Рагнара глазами, полными ненависти.
     — Я победил, — выдохнул он.
     — Нет, — произнес Хакон. — Твой последний удар наверняка распотрошил бы Рагнара, но если бы у него был настоящий нож вместо этого изогнутого куска дерева, то своим последним ударом он проткнул бы твой глаз и вошел бы в мозг.
     Рагнар позволил себе торжествующую усмешку. Холодный чистый горный воздух обрел сладкий привкус победы. Ему удалось даже забыть о боли в ребрах.
     — И все же я убил бы его своим ответным ударом, — угрюмо сказал Стрибьорн.
     — Возможно, — заметил сержант, — ты достаточно свиреп для этого.
     Он повернулся к толпе и указал на Кьела и еще одного новобранца, которого Рагнар не узнал.
     — Вы двое! Давайте! У нас нет времени, чтобы глазеть на драку слишком долго.
     Рагнар бросил на Стрибьорна еще один взгляд, зная, что наверняка убил бы его, если б Хакон не вмешался.
     
     Рагнар с трудом хватал воздух широко разинутым ртом. Горный воздух внезапно оказался для него слишком разреженным. Прохлада раннего утра пощипывала кожу. В ушах стоял грохот, то безумно колотилось его сердце. Пот градом катился по бровям и щипал глаза. Длинные черные волосы прилипли ко лбу. Ноги были словно ватные, а склон перед ним казался бесконечным.
     — Давайте! — кричал сержант Хакон. — Вы можете лучше! Это всего лишь жалкий бугорок!
     Кьел встал рядом с Рагнаром и ухитрился выдавить из себя слабую улыбку.
     — Легко ему говорить. Мы-то не такие полукозлы и полуволки,— задыхаясь, проговорил он.
     — Побереги дыхание для бега, — выдохнул Рагнар. — Помни: тот, кто доберется до вершины последним, должен будет повторить этот путь.
     — Тогда лучше оставлю тебя позади, — сказал Кьел и рванулся вперед, быстро поднимаясь длинными шагами по неровной тропе. Рагнар собрал остатки сил и бросился вдогонку, думая о том, что Кьел прав. У сержанта это выглядело легко. Он стартовал после них, но даже в своем тяжелом бронированном облачении легко обогнал всех кандидатов. Он достиг вершины холма, когда остальные были еще на полпути к ней, и теперь стоял там, выглядя совершенно свежим, и еще покрикивал сверху. «В чем же его секрет?» — думал Рагнар.
     — Давайте! Шевелитесь! — кричал Хакон.
     Рагнар рискнул бросить взгляд через плечо. Далеко внизу, в долине, виднелся Руссвик. С такой высоты он выглядел крошечным. Они покрыли уже огромное расстояние. Видя маленькие фигурки своих товарищей, растянувшиеся по склону позади него, он с удовлетворением осознал, что по крайней мере не будет последним. И лучше бы понадежнее закрепить это положение.
     На трясущихся ногах он устало потащился к следующему уступу холма.
     
     — Кто из вас умеет охотиться? — спросил сержант Хакон.
     Около полудюжины утомленных голосов ответили утвердительно. Все они устали. Всю последнюю неделю они, казалось, только и делали, что занимались утомительными тренировками. Они так часто бегом взбирались на холмы вокруг лагеря, что Рагнару казалось, он сможет сделать это с закрытыми глазами. Они рубили деревья и бегом поднимались на холм со свежесрубленным стволом. Тех, кто, по мнению Хакона, бежал недостагочно быстро, он заставлял делать это снова и снопа, пока они не падали от изнеможения.
     Они выполняли бесчисленные упражнения, пока, задыхаясь, не падали без сил на стылую землю со сведенными судорогой мышцами. Они тренировались с копьями и кинжалами. Им показывали, как сражаться топором для рубки деревьев. Они кидали копья в соломенные фигуры.
     Занятия, на которых они тренировались во владении оружием, почти доставляли Рагнару удовольствие, и в них он превосходил остальных. Его всегда выбирали как лучшего в своей пятерке для схваток с лучшими из других групп. Это явно раздражало Стрибьорна и Свена, но они ничего не могли поделать. Рагнар постоянно превосходил их. Он лучше владел оружием, чем все остальные. На занятиях по борьбе они платили ему за удары, нанесенные затупленным оружием. Стрибьорн и Свен были сильными, быстрыми и жестокими.
     Рагнар надеялся, что вскоре они начнут тренироваться с настоящим острым оружием. Тогда сможет произойти несчастный случай, и Стрибьорн Беспощадный Череп отправится к своим предкам, зная, что туда послал его Рагнар.
     — Наверняка вы не слишком хорошо разбираетесь в охоте! — произнес Хакон с презрительной усмешкой.
     Новобранцы осторожно посмотрели друг на друга. Они уже научились не перечить сержанту. Это всегда заканчивалось дополнительными обязанностями или суровыми побоями, когда уровень их подготовки не отвечал завышенным ожиданиям Хакона.
     — Что ж, если никто из вас не знает, как надо охотиться по-настоящему, полагаю, мы должны будем вас научить. Это единственный ваш шанс когда-нибудь увидеть мясо.
     Маленькая группа охотников гуськом двигалась вверх по длинной каменистой тропе. Рагнар обернулся и окинул взором путь, который они уже проделали. Студеный ветер взметнул вверх его длинные черные волосы. Стремглав несущиеся по небу облака казались ближе к нему, чем когда-либо. По крайней мере они белые и рваные, а не темные и тяжелые, несущие угрозу дождя. Он понюхал воздух и уловил запах сосны. Самым непривычным для него было отсутствие соленого аромата моря, с которым он не расставался всю свою жизнь.
     Далеко внизу виднелся Руссвик — отсюда он выглядел крошечным сборищем хижин, окруженных деревянным забором и глубоким рвом. Вокруг них со всех сторон в небо вздымались могучие утесы. Рагнар тяжело дышал, все остальные — тоже. Бедра его были словно ватными после продолжительного подъема по крутому склону. В коленях чувствовалась слабость, а лицо пылало. С некоторым облегчением он отметил, что все остальные выглядят не лучше.
     Теперь все их скачки вверх и вниз по близлежащим холмам обретали смысл. Рагнар сомневался, что кто-нибудь из них смог бы подняться на такую высоту без отдыха, если б их не подготовили к этому долгими тренировками. Это немного воодушевляло. За истекший день они покрыли очень большое расстояние. На родном острове Рагнара пройти столько по прямой было невозможно: вы простo очутились бы в море. Здесь же они пока увидели всего лишь крошечную часть этой обширной земли. Она, казалось, уходила в бесконечность. Колонны горных вершин словно поддерживали небесный свод, простиравшийся на огромной высоте. Серовато-белые облака постоянно грозили снегопадом. Холмы были покрыты странными деревьями с иглами вместо листьев, а землю под ними усеивали деревянные конусы. Им рассказали, что если эти конусы открыты, то очень возможно, что пойдет дождь. Если они закрыты, то погода может оставаться хорошей. Таким необычным вещам их тоже обучали в Руссвике. На деревьях гнездились большие птицы. Свен уже предлагал поискать там яйца, но остальные хотели отойти дальше, чтобы отыскать чего-нибудь побольше: оленя или дикого козла, которого можно было бы принести в лагерь и показать остальным.
     Коготь Рагнара впервые отправили на охоту. Это было проявлением доверия и считалось честью — самостоятельное путешествие так далеко от Руссвика стало поводом для гордости неистовых молодых воинов. Никто не смел жаловаться сержанту Хакону на то, что с ними обращались как с детьми. Проведя много дней в познании основ искусства выживания, они были уверены в обретенных навыках. Теперь они знали, как выжить в свирепых буранах Асахейма, как найти путь, ориентируясь только по звездам. Последнее было несложным делом для Рагнара, который привык к этому, плавая по морям. Звезды здесь, в Асахейме, слегка отличались от знакомых, но созвездия были теми же. Их учили, как быстро и эффективно разжигать костры, как делать навесы из веток, чтобы хоть немного укрыться от суровой непогоды, как читать следы в дебрях. Усвоить это было вовсе нетрудно. Теперь они могли отыскать места водопоя животных и их следы. Они знали, как ставить силки на кроликов, зайцев и других мелких животных. Те, кто никогда не умел этого, научились потрошить животных, сдирать шкуру, вспарывать брюхо и извлекать внутренности. Опять-таки, Рагнар, который всю жизнь потрошил рыбу, нашел эту премудрость несложной.
     И вот теперь их, оснащенных копьями, кинжалами и щитами, отправили в дебри.
     Все очень просто. Они не должны возвращаться, пока не добудут свежей еды или не потеряют воина. Казалось, подготовка будущих Волков состоит в том, что их швыряют в воду — и барахтайтесь, пока не научитесь плавать. У Рагнара создалось впечатление, что Хакон и остальные в Руссвике считали, что там, откуда появились Избранные, таких, как они, хоть пруд пруди. Но теперь их долг — проявить себя, и Рагнар осознал, что хотя бы здесь никто не будет за ним присматривать.
     До определенной степени он был рад оказаться вне поля зрения Хакона. Он радовался, что их Коготь отправили в самостоятельный поход. Юноша понимал, что до его завершения у Стрибьорна будет немало шансов стать жертвой несчастного случая. И эти шансы увеличатся, если Рагнар приложит к тому руку. Он обернулся и бросил взгляд на Беспощадного Черепа, без особого удивления заметив, что Стрибьорн тоже смотрит на него. Встретив горящий взгляд врага, Рагнар слегка вздрогнул. Очень возможно, что Беспощадный Череп точно так же думает о нем.
     Вздохнув, Рагнар понял, что ему придется быть очень осмотрительным в этой глуши. Именно он мог свалиться с горной тропы или оказаться на пути лавины, если не будет предельно осторожен. Хотя сейчас за все отвечал он. Сержант Хакон решил, что он больше всех подходит на роль командира Когтя. До сих пор ни с Кьелом, ни с Хэнком проблем не возникло. Ворчали только Свен и Стрибьорн.
     Остановившись, Рагнар посмотрел в небо. Красное солнце начинало опускаться на запад. Небо на горизонте стало кровавым, малиновый свет просачивался сквозь облачный полог, придавая горам поистине зловещий вид. Рагнару представлялось весьма вероятным, что это место является прибежищем троллей или каких-либо других, еще более омерзительных и свирепых тварей. В последние дни по лагерю ходили слухи о существе, которое звалось вульфен. Откуда пошли эти россказни, было неясно, но если в историях о разорванных телах и вызывающих ужас смертях была хоть доля правды, вульфена, конечно, стоило опасаться. Рагнар подозревал, что жуткие слухи тоже могли быть работой Хакона.
     Это наводящее ужас существо, по слухам, было получеловеком-полуволком, неимоверно свирепым и почти неуязвимым для обычного оружия. Поговаривали о вульфене-демоне, который пробирался в Руссвик и утаскивал молодых воинов из лагеря. Никто не уверен, что дело в этом, но все знали, что несколько дней назад юноша по имени Лока исчез, неся службу часового. Он, конечно, мог просто сбежать со своего поста, его могли тайно похитить тролли или злые колдуны. Но почему-то упорно ходили слухи о вульфене. Хакон и другие командиры вооружились и отправились по следу, который могли различить только они со своим обостренным чутьем. Они так и не сказали, удалось ли им отыскать чего-нибудь. Но по их опущенным плечам и мрачным выражениям лиц Рагнар догадался, что поход оказался безрезультатным.
     Теперь, в сгущающихся сумерках, вспоминая все эти истории, Рагнар старался не думать о том, какие монстры могли поджидать их в окружающих величественных горах. Несколько миль назад они прошли мимо пещеры. Она могла бы послужить хорошим убежищем на ночь, но все воины Когтя, не сговариваясь, молча прошли мимо нее. Никто из них не захотел повстречаться с тем, что уже могло укрыться в этой пещере. Возможно, там никого и не было, но кто знает? Не исключено, что там мог оказаться тролль, чародей, медведь или вульфен. Даже Свен и Стрибьорн не пожелали выяснить это.
     Рагнар радовался тому, что они уже собрали хворост. Уже в наступающих сумерках он выбрал подходящее место, чтобы разбить лагерь. Рядом на утесе журчал небольшой ручеек, который сбегал по берегу, усыпанному галькой, в маленькое озерцо в дальней части поляны. Его спокойные, черные воды казались глубокими, как океан, и Рагнар подумал, нет ли там рыбы. Хотя этим вечером они смогут обойтись тем, что принесли с собой, поскольку гемнело очень быстро. Рагнар велел Кьелу и Хэнку развести костер, пока Стрибьорн и Свен собирают ветки, чтобы сделать временное убежище на ночь, как их обучили в Руссвике. Сам он отправился вниз по ручью, чтобы набрать воду. Ему хотелось воспользоваться этой возможностью и немного побыть одному, а также изучить окрестности.
     Осматривая в сгущающихся сумерках холмы, скалистые ущелья и бескрайние леса, простирающиеся на бессчетные мили во всех направлениях, Рагнар почувствовал уверенность в том, что, если бы не разные твари и монстры, которые, по слухам, наводняли эту суровую землю, человек мог быть здесь счастлив. Он даже улыбнулся при этой мысли. Здесь, на горном склоне, достаточно места для ведения хозяйства, есть вода и лес. Как утверждали остальные новобранцы, нa таких холмах хорошо пасутся овцы или козы. Мужчина мог создать здесь семью и жить в мире. Быть может, даже найти в этом удовлетворение, избавиться от ненависти и вечной борьбы. Тут мысли Рагнара вернулись к Ане, и его душу наполнила хорошо знакомая печаль. Бросив взгляд назад, на Стрибьорна, возившегося на склоне, он ощутил, как грусть превращается в горькую ненависть. Рагнар заставит Беспощадного Черепа заплатить. Это единственное, в чем он уверен.
     Рыча, он с яростью погрузил в ручей свой бурдюк, словно это была голова Беспощадного Черепа, которую он намеревался держать под водой до тех пор, пока не иссякнет раз и навсегда поток серебристых пузырьков. Опустив бурдюк в ледяной поток, Рагнар охнул от пронзительного холода. Студеная вода словно обожгла его до кости. В считанные секунды руки занемели. Заставив себя стерпеть боль, Рагнар поднял бурдюк и бросил сердитый взгляд на далекие вершины. Это талая вода, понял юноша, начало ручью дали горные снега. Она холоднее, чем вода из самых глубоких колодцев на островах.
     Эти мысли внезапно напомнили ему о том, как он далеко от дома. А дома-то, в который можно вернуться, у него нет совсем.
     Резкий смех Рагнара эхом прокатился среди густеющих теней.
     
     Когда развели костер, навес совершенно утонул в тенях. Стрибьорн и Свен соорудили вполне приемлемое убежище из веток вечнозеленых деревьев, что возвышались на поляне. Котелок был полон пузырящейся овсянки — единственной пищи, которую они несли с собой. У каждого имелось по мешку с овсянкой и немного соли. Выглядела она не очень аппетитно, но вполне способна набить желудки после того, как ее разольют по деревянным мискам, которые они тоже несли в своих вьюках.
     Рагнар окинул взглядом поляну вокруг костра, заглянув в лица спутников, странно искаженные в мерцающих отсветах пламени. Такое же воздействие на его восприятие оказывала и окружающая обстановка в целом. За те дни, что они провели в Руссвике, Рагнар привык к лагерю. Именно это место, со всеми его трудностями и лишениями, было теперь для него связано со вновь обретенными товарищами. Теперь они оказались в каком-то другом, странном месте — и это каким-то образом изменило их в его восприятии, превратило в незнакомцев.
     На небо выкатилась полная луна, яркая и гостеприимная. На ее поверхности была видна волчья морда — большое пятно тени, напоминающее голову оскалившегося волка. Говорили, что это сам Русс поместил туда своего любимого волка Серогрива наблюдать за миром до своего возвращения. Будто в подтверждение этой легенды, откуда-то издалека донесся ужасающий вой, в котором звучали непреодолимое одиночество и голод. Все пятеро посмотрели друг на друга.
     — Это всего лишь волк, — сказал Кьел, на лице которого появилась гримаса, которая, очевидно, должна была явить собой ободряющую улыбку. Она оказалась бы гораздо убедительней, не будь лицо юноши таким бледным в лунном свете. — Я слышал их предостаточно. Они люто донимали наших овец там, в долинах.
     — Готов поспорить, что не только они донимали ваших чертовых овец, — недружелюбно сказал Свен.
     — Что ты имеешь в виду?
     Не успел Свен ответить, как на услышанный ими вой прозвучал ответ с другой стороны долины. Долгий скорбный вопль эхом прокатился по распадку и вытеснил все остальные мысли из головы Рагнара. Казалось, это прозвучало сигналом для целого хора волков. С каждого горного пика — или это так казалось — огромные волки завыли на луну.
     — Стая вышла на охоту, — заметил Кьел.
     — Да что ты говоришь? — произнес Стрибьорн.
     — Ни за что бы, на фиг, не догадался, — добавил Свен.
     — Хватит! — раздраженно воскликнул Рагнар.
     — Не беспокойтесь,— сказал Кьел. — Волки редко нападают на вооруженных людей. Они обычно и к костру не подходят. Если только не голодны или не доведены до отчаяния.
     — Насчет них не знаю,— заявил Свен,— но, клянусь благословенным правым яйцом Ледяного Медведя, я уж точно голоден. Если они приблизятся, я сдеру с них шкуру и сожру!
     — Так что же тут нового? — усмехнулся Рагнар. — Хэнк, накладывай кашу!
     — Подставляйте, что у вас там есть, — произнес самый молодой из них, подавшись вперед и начиная накладывать кашу в протянутые миски.
     — Во имя Русса, я бы отдал все за хороший кусок рыбы, — сказал Свен.
     — Или цыпленка, — подхватил Стрибьорн.
     — Или баранины, — присоединился Кьел. Волчий вой усилился.
     — Кажется, волки с вами согласны,— сказал Рагнар. Никто не засмеялся.
     
     Было поздно. Волки затихли где-то вдали. Возможно, они нашли другую добычу, подумал Рагнар. Или, быть может, сейчас они молча крадутся сюда. Из-под навеса по другую сторону костра долетел храп. Он был громким и свистящим — сочетание рева кузнеца и скрежета пилы по бревну. Этого было достаточно, чтоб из головы Рагнара вылетели все мысли о сне.
     Юноша осматривался по сторонам, отвернувшись от огня, как учил их Хакон. Бессмысленно портить ночное зрение, когда стоишь в карауле. Крепко стиснув в руках копье, он думал о том, что станет делать, если на них все-таки нападут волки или какие-нибудь отвратительные чудовища из мрака. Эта ночь в горах порождала у него странное зловещее ощущение — ничего подобного он никогда не испытывал у себя на родине.
     Быть может, причиной тому бескрайние просторы и пустота гор — там, само собой, могло укрыться что угодно, самое безжалостное и злобное. Рагнар знал, что на его родном острове каждый мог узнать практически все об этом скалистом участке суши, где жило племя. Когда они мальчишками отправлялись в походы, то никогда не уходили далеко от деревни и раз за разом пересекали ту же землю, которую уже видели и на которой играли сотни раз. Здесь же, среди гор, можно скитаться сотню жизней и все-таки не увидеть всего. Эта мысль одновременно и устрашала, и вдохновляла Рагнара.
     Юноша сам поражался тому, как быстро он приспосабливался. Несмотря на странную и чуждую природу этих мест, он быстро привык к жизни в Руссвике, к лицам новых товарищей, к тренировкам и суровой дисциплине. Временами жизнь на островах уже казалась ему сном, а все люди, которых он знал когда-то, — призраками. Неужели он и в самом деле когда-то стоял на палубе «Копья Русса» в бурю? Разве это он тянул из моря сети, полные рыбы, или смотрел, как загарпунивают касатку и убивают морского дракона?
     Разумом он понимал, что все это с ним действительно происходило. Однако разум теперь с трудом ощущал прошлое как нечто реальное. Что он здесь делает, сидя в темноте на горном склоне и уставившись в сумрак? Он этого не представлял. Не было у него и подлинного осознания, что именно он был избран. Он просто продолжает жить, в то время как остальные умерли или угнаны в рабство.
     Эта мысль вызвала неистовый всплеск жгучих чувств. Он внезапно вспомнил мертвых и умирающих, и ту девушку, что могла быть Аной, увозимую на корабле Беспощадных Черепов. А ведь один из тех, кто виновен в этом, безмятежно храпит в двадцати шагах. Рагнару внезапно захотелось заорать от ярости или всадить копье в брюхо Стрибьорну. Он почти представил себе, как делает это, почти ощутил жар удовлетворения, который охватит его, когда он наляжет всем своим весом на истертое древко и воткнет сверкающий наконечник закаленной стали в мягкую и податливую плоть. Губы юноши изогнулись в усмешке, его охватило искушение вскочить итут же осуществить сокровенное желание, когда он услыхал мягкий звук приближающихся шагов. Он машинально взял копье на изготовку, но увидел, что надвигающаяся тень была всего-навсего Кьелом.
     Парнишка сел рядом с ним
     — Можешь закончить свое дежурство, — сказал он. — Не могу заснуть, когда те двое так громко храпят.
     — Уверен? — спросил Рагнар. — Ты не очень устал?
     — Быть может, если достаточно устану, смогу поспать позже.
     Рагнар кивнул, но не тронулся с места. Он и сам не устал, ему хотелось поговорить. Юноша был уверен, что если не кричать, то ни он, ни Кьел не разбудят спящих.
     — Это странное место, — произнес он в конце концов.
     — Долина или горы?
     — Эта земля. Я никогда не видел ничего похожего. Любая из этих гор кажется больше острова, на котором я вырос.
     — Возможно, это так и есть. Или они, по меньшей мере, могут быть такими же.
     — Что ты хочешь сказать?
     — Я слыхал, что острова были когда-то горами, которые поглотило море, так что теперь средь вод торчат только их верхушки.
     — Странная история.
     — Это часть старой легенды. Говорят, что до пришествия Русса было гораздо больше земель, и каждая из них — такая же большая, как Асахейм. Но затем случился Потоп, дождь шел сто лет, и все земли, кроме Асахейма, ушли под воду. Говорят, морские демоны живут в развалинах затонувших городов, и каждый из них — огромный, как остров.
     — Ты веришь этому, Кьел?
     — Почему бы и нет? Это может быть правдой. С другой стороны, может и не быть. Люди моего племени — не великие мореплаватели. Они живут в долинах под огромными ледниками и проводят время в сражениях и охоте.
     Рагнар помолчал, а затем произнес:
     — Я слышал, что люди с ледников уходят на корабле за пределы видимости земли, чтобы посетить острова Повелителей Железа.
     — Более или менее так. Зачем вообще кому-то уплывать за пределы видимости земли? Чтобы тебя забрали морские демоны?
     — Я также слышал, что люди с ледников... ну, едят других людей.
     Кьел засмеялся:
     — Правда? Я всегда слышал, что это островитяне едят друг друга. На этих маленьких островах недостаточно пищи.
     — Зато у нас всегда есть рыба и мясо косаток. — Рагнар фыркнул. Его рассердило обвинение в каннибализме. С другой стороны, он ведь тоже заподозрил Кьела в том же, так какое же право он имел обижаться?
     В темноте он усмехнулся иронии, скрытой в этих легендах. И их невежественности.
     — Однако ты был прав в отношении этой долины, — сказал Кьел. — У меня какое-то неприятное ощущение.
     — Что именно?
     — Не знаю. Отчего-то мурашки но коже бегают. Словно кто-то наблюдает за нами.
     — Волки?
     — Может быть. Возможно, тролли или ночные бродяги.
     Рагнар вздрогнул.
     — Ты когда-нибудь видел ночных бродяг?
     — Нет, но я знал человека, который видел их однажды. Отвратительные злобные существа со светящейся шкурой. Говорят, они живут в старых местах под землей и выходят на поверхность попировать человечиной. А еще говорят, что они поклоняются темным божествам Хаоса.
     — Никогда о таком не слыхивал. Не стоит о них говорить. — Рагнар сделал жест защиты от темных сил.
     — Ты живешь на островах. В море нет такой грязи.
     Рагнар кивнул. Несмотря на дрожь, которую вызвали у него слова Кьела, он потянулся и зевнул. Неожиданно он почувствовал усталость.
     
     Рагнар опустился на землю у огня и провалился в тревожный сон. Ему снилось много странного и кошмарного: слепые черви, роящиеся на дне океана и грызущие основания островов, омерзительные ночные бродяги и чудовищные волки, огромная тварь с телом человека и головой волка. Один только вид этого монстра выдернул его из мира грез в реальность, и он внезапно сел, озираясь вокруг, с еще полными видений глазами и бешено колотящимся сердцем.
     Внутри у него все сжалось: юноше показалось, что с другой стороны костра стоит существо, которое только что ему приснилось. Он замотал головой, чтобы избавиться от видения, надеясь, что оно представляет собой всего лишь остатки кошмарного сна. Но это оказалось не так. Чудовище по-прежнему торчало там, в темноте, такое же реальное, как и сам Рагнар.
     На мгновение застыв, юноша внимательно рассмотрел существо. Оно не совсем походило на то, что привиделось ему во сне. У него нет волчьей головы, а тело какое-то бесформенное, с торчащими из него огромными шипами. Чудовищная голова с тяжеленной челюстью и гигантскими стоячими ушами, как у летучей мыши. Глаза излучают зловещий зеленоватый свет. Постепенно до Рагнара дошло, что он, скорее всего, видит тролля — существо из самых мрачных и леденящих кровь историй. К тому же это явно голодный тролль, ибо он медленно продвигается к костру.
     «Где же Кьел, — подумал Рагнар, — или кто там, во имя Русса, должен стоять на часах?"Но теперь это не имело такого уж большого значения. Он сам должен предпринять что-нибудь. Юноша украдкой потянулся за копьем и щитом, беззвучно молясь Руссу, чтобы тролль не заметил его движений.
     Сжав в руках оружие, Рагнар испустил тихий вздох облегчения и, приподнявшись, принял боевую стойку. В свете костра он увидел, что остальные все еще спят. Стрибьорн и Свен громко храпели. Кьел лежал у огня. Хэнк сидел лицом к темноте, но по тому, как лежала на груди его голова, Рагнар понял, что парнишка спит.
     Он осознал, что ему придется отвлекать чудовище, пока его товарищи не приготовятся к бою. И этим придется заняться очень скоро.
     «Но постой, — прошептал ему внутренний голос, — возможно, если обождать чуток, эта тварь может схватить Стрибьорна и отомстить за тебя!»
     Губы Рагнара скривились в слабой усмешке.
     «Это хорошая мысль!» — шептал ему голос.
     Нет, сказал он себе. Это не тот путь. Ему хотелось самому убить врага, а не лишать его жизни путем предательства. И в любом случае не было никакой гарантии, что тролль возьмется именно за Стрибьорна. Он может схватить кого-нибудь другого, а Рагнар должен признать, что они быстро становились его друзьями.
     Чудовище оказалось почти у самого костра, и Рагнар понял, что пришло время действовать.
     — Проснитесь! — закричал он.— Проснитесь! На нас напал тролль!
     Крича, он вскочил на ноги и бросился навстречу монстру. На близком расстоянии в свете костра он видел его лучше. Юноша разглядел его чешуйчатую, как у ящерицы, шкуру и слизь, которая капала с нее, сверкая в лунном свете. Создавалось впечатление, что чудовище мокрое, словно только что вылезло из близлежащего озера.
     Расстояние между Рагнаром и монстром быстро сокращалось. Вблизи он выглядел еще огромнее и еще ужаснее. Тролль был почти вдвое выше юноши и многократно тяжелее его. Его грудь — мускулистая, как у здоровенного медведя, а руки с перепончатыми вальцами — почти такие же большие, как щит воина. Каждый палец оканчивается когтем размером с кинжал.
     Чудовище разинуло пасть, усеянную рядами гигантских острых зубов, и издало пронзительный вопль. Рагнар сделал выпад копьем, надеясь проткнуть один из его глаз размером с миску, но существо повернуло голову, и оружие юноши лишь задело его щеку. К ужасу Рагнара, прямо на его глазах рана монстра стала затягиваться с отвратительным хлюпающим звуком. Это было очень плохо.
     Тролль нанес ответный удар. Рагнар пригнулся — иначе тролль просто снес бы ему голову — и вонзил копье в пах монстра. Он был вознагражден злобным и очень высоким визгом, который чуть не оглушил его. Тролль ответил еще одним могучим ударом. Рагнар поднял свой щит, наклонив его, чтобы хоть отчасти смягчить силу удара. Ему это удалось, но все-таки удар опрокинул его на спину возле самого костра. Тут же Рагнар почувствовал запах горящих волос — это его черная грива попала в огонь. У него кружилась голова, он чувствовал слабость, но тем не менее сразу же вскочил на ноги и огляделся, чтобы понять, что же делают остальные.
     Все они проснулись и похватали свое оружие и щиты. На глазах у Рагнара Кьел размахнулся и метнул свое копье. Оно попало прямиком в один из огромных глаз чудовища. Сердце Рагнара подпрыгнуло. Это был смертельный бросок. Он ожидал, что тролль рухнет на землю и издохнет, но не тут-то было. Вместо этого он протянул руку и ухватился за копье. Попытавшись извлечь его, монстр сломал древко, и наконечник остался в глазном яблоке. Теперь монстр устрашающе шипел в ярости, как гигантская змея.
     Стрибьорн и Свен выпрыгнули вперед с копьями наперевес. Острые железные лезвия вонзились в шкуру чудовища. Из ран хлынула зеленоватая кровь, но тут же они неестественно быстро стали затягиваться. Тролль потянулся вперед и схватил Свена огромной ручищей. Рагнар увидел, как когти чудовища пронзили кожу воина. Из всех ран закапала кровь, но Свен и виду не подал, что ему больно.
     — Вот тебе, порождение ада! — воскликнул он и вонзил копье в сухожилие лапы тролля. Тот завопил от боли и выпустил жертву. На коротким миг Рагнар испугался, что Свен попадет под чудовищную ногу тролля, но тот ухитрился быстро откатиться в сторону. Тем временем Стрибьорн прыгнул вперед и всадил копье в грудь монстру. Пройдя между ребрами, оно глубоко засело в грудной клетке — там, где у человека находится сердце. Тролль завопил еще громче, но по-прежнему держался на ногах и не падал.
     «Неужели его ничего не остановит?» — подумал Рагнар. Им начал овладевать страх.
     Тут он заметил, что из тела монстра заструился странный дым, и древко копья Стрибьорна стало растворяться. Конечно, вспомнил Рагнар, во всех слышанных им историях говорилось о том, что пищеварительные соки троллей были такими едкими, что эти монстры могли переваривать камни.
     Положение стремительно ухудшалось. Сильным ударом тролль отшвырнул Стрибьорна шагов на десять. Наверно, ему было очень больно. В обычных обстоятельствах Рагнар порадовался бы возможной гибели Беспощадного Черепа, но здесь и сейчас на счету был каждый воин. До сих пор им никак не удавалось остановить чудовище.
     — Нужно использовать огонь! — крикнул Хэнк.
     — Что?
     — Нужно использовать огонь. Именно так я убил тролля в прошлый раз. Мне удалось завлечь его на горящий участок. Его раны не затянутся, если они нанесены огнем.
     Постепенно эти слова дошли до сознания Рагнара. В них имелся смысл. Огонь всегда был лучшей защитой человека от многих ужасов мрака, и он часто слышал историю старого Имогрима о том, как люди ярла Краки избавились от одного из монстров с помощью горящих факелов и стрел. Он наклонился, вытащил из костра палку и махнул ею над головой, чтобы она разгорелась еще лучше. Затем Рагнар пошел на тролля. Справа от него был Хэнк, тоже с горящей палкой в руке.
     Наклонившись, тролль потянулся к лежащему Свену. Тот, отчаянно пытаясь найти опору для ноги в каменистой почве, с трудом удерживал монстра на расстоянии, делая яростные выпады копьем в сторону его здорового глаза. Рагнар подбежал к троллю и махнул горящей палкой перед его мордой. Чудовище повернулось к нему с могучим ревом. Его затхлое дыхание обдало Рагнара волной отвратительного зловония гниющей рыбы. Юношу чуть не вывернуло, но он собрал свою волю в кулак и бросился на тролля со своим факелом. Там, где ее коснулся огонь, шкура монстра зашипела, вспыхнула и почернела. Рана не затянулась. Слава Руссу, Хэнк оказался прав!
     Боковым зрением юноша уловил вспышку пламени и понял, что в схватку вступил Кьел. В каждой руке у Соколиного Охотника было по горящей ветке. Куда бы он ни наносил удары троллю, шкура того загоралась. Теперь монстр вертелся, как загнанный зверь. Факелы сбивали его с толку, а ослепший глаз усугублял положение. Хэнк издал победный клич и прыгнул вперед, чтобы ударить чудовище по морде, оставив на ней огромный черный рубец.
     — Вот тебе, тварь! — крикнул он и торжествующе захохотал. Ответный вопль тролля заглушил его голос. Монстр нагнулся и схватил Хэнка. Его когти впились в тело юноши, мгновенно отхватив руку, державшую факел. Тролль засунул голову Хэнка в свой похожий на гигантскую пещеру рот и откусил ее. Хлынула кровь, и крик Хэнка затих, когда монстр проглотил его голову целиком.
     Пораженный Рагнар застыл на месте. Он не мог поверить, что Хэнк мертв. Только что парень был здесь, он был жив и сражался. А теперь его нет. Смерть дотянулась до него. Рагнар с ужасом осознал, что то же самое легко могло случиться и с ним. Тролль, пусть и раненый, оставался чудовищем огромной силы и мог легко расправиться со всеми.
     Очевидно, та же мысль ошеломила всех остальных членов Когтя, потому что все они замерли в нерешительности. Рагнар почувствовал желание развернуться и дать деру, но понял, что, если сделает это, остальные тоже обратятся в бегство и смерть Хэнка останется неотмщенной. Что еще хуже — тролль вполне мог догнать их и поубивать поодиночке.
     В считаные секунды Рагнар понял, что, как он ни напуган, удирать нельзя.
     — Давайте, вы, псы! — вскричал он. — Лучше погибнуть сражаясь, если мы вообще собираемся умереть.
     Остальные ответили нa его клич. Свен поднялся на ноги и атаковал тролля. Кьел бросился на чудовище со своим факелом, а Рагнар зашел с другой стороны. Поднявшись, Стрибьорн схватил факел и присоединился к ним. Окруженный со всех сторон ненавистными факелами, ослепленный и измученный болью от многочисленных ран, с ослепшим глазом, тролль развернулся и побежал вдоль ручья, не выпуская из огромной лапы обезглавленный труп Хэнка. Кровь, черная в ярком лунном свете, капала в ледяную воду.
     Рагнар с товарищами неслись за троллем по холмистой местности, факелы в их руках разгорелись на бегу еще ярче. Это была яростная, но напрасная погоня. При всех его размерах и внешней неуклю: жести, шаги тролля были куда шире. Он подбежал к озеру и прыгнул в него, оставив за собой шлейф пены. Юноши остановились на берегу и смотрели, как он медленно погружается в воду. Наконец голова чудовища исчезла под водой.
     — Думаете, он утонул? — спросил Стрибьорн.
     — Нет, — ответил Кьел. — Тролли могут жить под водой. Возможно, его логовище — там, внизу.
     — А можем мы поплыть и убить его? — спросил Свен.
     — Как? — спросил Рагнар. — Факелы не будут гореть под водой.
     — Но он забрал чертова Хэнка, — прорычал Свен.
     — Хэнк мертв. И мы теперь ничего не можем сделать.
     И все же они стояли у воды и смотрели, пока не взошло солнце. Тролль больше не появлялся.
     — Что теперь? — спросил Кьел.
     — Вернемся в Руссвик и расскажем, что произошло, — ответил Рагнар. Этого ему вовсе не хотелось. В конце концов, он был командиром Когтя и нес ответственность за Хэнка.
     Они обменялись взглядами. Рагнар думал, что они будут обвинять его, но не увидел в их глазах ничего, кроме сочувствия. Даже в глазах Стрибьорна. Схватка с троллем, в которой они сражались все вместе, словно протянула между ними какую-то ниточку.
     Рагнар отбросил эту мысль. Перемирие будет длиться лишь до тех пор, пока они не доберутся до лагеря. До этого будет нужен каждый воин: кто знает, какие еще ужасы могут появиться в этих холмах? А когда они вернутся, каждый вновь будет сам за себя, решил юноша. Особенно это касается Стрибьорна. Беспощадный Череп может придержать свое сочувствие.
     
     — Ты уверен, что все произошло именно так? — спросил Хакон. Рагнар кивнул. Сержант оценивающе посмотрел на него.
     Он заставил Рагнара еще раз повторить весь рассказ, а затем надолго замолчал. Рагнар глядел через плечо сержанта, вспоминая их путь назад в Руссвик. Эта дорога была не из легких. Все время он размышлял над судьбой Хэнка и не мог избавиться от неприятной мысли, что судьба друга легко могла стать его собственной. Хэнк просто оказался не в том месте и не в то время. С холодной уверенностью Рагнар понял, что так же легко могли схватить и его.
     Взгляд, брошенный на испуганные и усталые лица его товарищей, сказал ему, что эта же мысль пришла в голову каждому.
     Во время длинного перехода в лагерь однажды их поднял с привала далекий вой волков. Люди вскочили, ожидая, что сейчас будут драться и погибнут, но ничего не произошло. Ничего, не считая того, что зловещий вой лесных тварей пробрал до мозга костей и эхом отдавался во внутренностях, словно скрежещущий глас судьбы. Рагнар был уверен, что он будет звучать во всех его снах, начиная с этой ночи, и что он будет видеть тролля, волков и мертвого Хэнка, и все это в конце концов неразделимо сплетется друг с другом.
     Он чувствовал себя ответственным за смерть парня, о чем так и сказал Хакону, когда сержант начал свои расспросы. Но Хакон оставался бесстрастным, не высказав ни одобрения, ни осуждения, пока не выслушал рассказ до конца. Рагнар осознавал тяжесть постигшей его неудачи, и временами ему казалось, что он опять видит юное, свежее лицо Хэнка, который смотрит на него обвиняющим взглядом. Он испытывал почти такое же сильное чувство утраты, как после гибели его деревни. Это удивило Рагнара: ведь, в конце концов, он едва успел познакомиться с Хэнком, тогда как свое племя знал всю жизнь.
     Тут юноша подумал, что отчасти уже понял ответ. Среди Грохочущих Кулаков он был одним из многих, от него требовалось сражаться и умереть за свой народ. В своем Когте, здесь, в диких просторах Фенриса, он был главным. Он отвечал за судьбу Когтя, который вел за собой. Возможно, это то же самое, что быть ярлом или капитаном корабля. Он отнюдь не наслаждался своим положением. Впервые в своей жизни Рагнар заподозрил, что высокий пост и слава не всегда являются безусловным преимуществом.
     — Что мы теперь станем делать? — спросил Рагнар. — Преследовать тролля?
     — Зачем?
     — Потому что он убил одного из наших людей.
     — Если один из наших людей оказался настолько слабым, что дал убить себя, он оказал нам услугу.
     — Не думаю, что это так.
     — Никто не спрашивал твоего мнения.
     — Разговор закончен? — спросил Рагнар с отвращением. Хакон кивнул. Внезапно почувствовав себя опустошенным и обессилевшим, юноша поднялся со стула и повернулся, чтобы уйти.
     — Рагнар?
     Он повернулся и, взглянув на сержанта, поразился, увидев на его суровом лице что-то вроде сочувствия.
     — Да, сержант?
     — Терять человека всегда нелегко. Поверь мне, я знаю.
     Рагнар кивнул и вышел из комнаты.
Дата публикации: 30.08.2008
Прочитано: 7183 раз

Дополнительно на данную тему
Книги по Warhammer - Дэн Абнетт - Ордо Еретикус ч.21Книги по Warhammer - Дэн Абнетт - Ордо Еретикус ч.21
Книги по Warhammer 40000 - Уильям Кинг - Космический волкКниги по Warhammer 40000 - Уильям Кинг - Космический волк
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.1Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.1
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.2Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.2
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.3Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.3
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.4Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.4
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.5Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.5
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.6Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.6
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.7Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.7
Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.9Книги по Warhammer - Уильям Кинг - Космический волк ч.9

[ Назад | Начало | Наверх ]

Посмотреть:

Warhammer книги
Уильям Кинг
Космический волк
Коготь Рагнара
Серый Охотник
Волчий Клинок

Дэн Абнетт
Ордо Ксенос
Ордо Маллеус
Ордо Еретикус
Рейвенор
Возвращение Рейвенора

Бен Каунтер
Серые Рыцари
Адепты Тьмы
Испивающие Души

Сэнди Митчелл
За Императора!
Ледяные пещеры

Грэм Макнилл
Несущий ночь
Воины Ультрамара
Чёрное солнце

Гордон Ренни
Час казни
Перекресток Судеб

Серия «Ересь Хоруса»
Возвышение Хоруса
Лживые боги
Галактика в огне
Полет «Эйзенштейна»
Сошествие ангелов
Легион

Отдельные романы
Повелитель Ночи
Инквизиторы космоса
Миссия инквизитора

Опрос
Ваши любимчики

Империум
Хаос
Эльдар
Тираниды
Некроны
Орки
Тау


Результаты
Другие опросы

Всего голосов: 33328

Warhammer 40000: Dawn of War · Warhammer 40000: DoW — Winter Assault · Warhammer 40000: DoW — Dark Crusade · Warhammer 40000: DoW — Soulstorm



Powered by shade.exe
Генерация: 0.028 сек. и 9 запросов к базе данных за 0.002 сек.
Powered by SLAED CMS © 2005-2008 SLAED. All rights reserved.